Выявление преступлений, связанных с организацией либо содержанием наркопритонов

Выявление преступлений, связанных с организацией либо содержанием наркопритонов

Злоупотребление наркотическими средствами и их незаконный оборот вызывают растущую тревогу во всем мире. Специалисты большинства политического наркомафии, сопровождающие эти процессы негативные социальные явления превращаются в одну из основных и долговременных угроз безопасности практически всех стран мирового сообщества. В целях активизации международного сотрудничества в борьбе против незаконного производства и распространения наркотиков Генеральной Ассамблеей ООН приняты различные документы по этой проблеме. Не случайно, Конвенция ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ», принятая в Вене 19-20 декабря 1988 года, подчеркивает, что искоренение незаконного оборота наркотиков является коллективной обязанностью всех государств.

Анализ статистической и оперативной информации показывает, что эти проблемы актуальны и для России. Масштабы незаконного оборота наркотиков и распространения их потребления в нашей стране на сегодняшний день таковы, что эта проблема выходит в разряд важнейших для обеспечения безопасности личности, общества и государства. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ представляет большую опасность, так как даже кратковременное их употребление вызывает у человека наркотическую зависимость, наносит непоправимый вред его здоровью, приводит к полной деградации личности. В связи с этим работа по установлению и документированию противоправной деятельности, связанной с распространением наркотиков, приобретает особую актуальность.

Одним из существенных факторов, способствующих наркотизации населения, является функционирование притонов для потребления наркотических средств и психотропных веществ. В наркопритонах происходит не только употребление, но и нередко изготовление, а также сбыт наркотиков. Группируясь вокруг организатора либо содержателя притона, наркозависимые лица формируют возле себя особую модель поведения. Зачастую в таких помещениях происходит целенаправленное обучение технологии приготовления наркотиков. Это способствует вовлечению в процесс систематического употребления наркотиков граждан из различных социальных слоев. Более того, существование наркопритонов создает благоприятную почву для подготовки и совершения других опасных преступлений.

Наибольшую опасность наркопритоны представляют для молодых людей, в особенности несовершеннолетних, так как аддикция (склонность, пагубная привычка) к наркотикам для современной молодежи причиняет не только реальную угрозу здоровью и жизни, но и ведет к опасности потерять работу, нормальный образ жизни, стать стигматизированным, преступником, осужденным.

В настоящее время, в целом по стране, практически отсутствует контроль за реализацией кодеиносодержащих препаратов в аптечных сетях, в связи с чем не представляется возможным оценить масштабы потребления этих препаратов и целевые группы их потребителей.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ состав преступления, предусмотренный ст. 232 УК РФ, относится по категории преступлений к средней тяжести. Совершение деяния, предусмотренное рассматриваемой статьей УК РФ, влечет за собой общественноопасные последствия в виде нарушения норм общественной нравственности и, в конечном счете, ведет к упадку нравственности и здоровья общества в целом. В связи с этим изучение данного состава преступления, методика его выявления, раскрытия и расследования являются одной из первоочередных задач органов внутренних дел.

Следует также отметить, что выявление, документирование, раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ, имеет особенности, которые до настоящего времени исследованы и освещены в юридической литературе лишь фрагментарно, что в определенной степени затрудняет работу сотрудников органов внутренних дел.

Для таких преступлений, как организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ является характерным высокий уровень латентности. При этом совершенно очевидно, что данное преступление совершается часто и имеет массовый характер, так как значительная часть наркотиков, поступающих в незаконный оборот, регулярно потребляется именно в притонах.

Практика показывает, что о существовании притонов для потребления наркотических средств и психотропных веществ сотрудникам милиции в большинстве случаев становится известно в процессе работы с населением по месту жительства, проведения оперативно-розыскных и оперативно-профилактических мероприятий или из материалов уголовных дел в связи с расследованием преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (из показаний подозреваемых, обвиняемых, свидетелей или потерпевших). Получив такую информацию, сотрудник милиции имеет возможность подготовиться к наиболее результативной реализации этих данных. При взаимодействии с оперативными сотрудниками можно наметить наиболее благоприятный момент для ликвидации притона, когда в нем будут находиться посетители - потребители наркотических средств.

Вместе с тем, деятельность органов внутренних дел по борьбе с данным видом преступности нуждается в дальнейшем совершенствовании. Изучение уголовных дел, связанных с организацией или содержанием притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ показало, что в целом организация неотложных следственных действий не отвечает предъявляемым требованиям. Работа участников следственно-оперативных групп на месте происшествия зачастую бывает разобщенной, не носит наступательного, инициативного характера, направленного на установление очевидцев, обнаружение следов преступления, формирование доказательственной базы. В ряде случаев при проведении осмотра места происшествия не производятся смывы с губ и рук у задержанных в притоне лиц, не изымаются образцы слюны, не предпринимаются меры к изъятию микрочастиц наркотиков с их одежды и т. д. Все это связано с некачественной работой органов внутренних дел по выявляемое рассматриваемых преступлений, ошибками, допущенными в ходе сбора первоначального материала.

Правовые основы противодействия организации и содержанию притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

Основным нормативным правовым актом, определяющим понятийный аппарат и устанавливающим порядок оборота наркотиков, является Федеральный закон от 8 января 1998 г. №3-Ф3 «О наркотических средствах и психотропных веществах». В указанном законе содержится определение наиболее важных дефиниций, используемых и в данных методических рекомендациях:

  • наркотические средства - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года;
  • психотропные вещества - вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 года;
  • прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ (далее - прекурсоры) - вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в законодательством Российской Федерации,
    соответствии с международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года;
  • аналоги наркотических средств и психотропных веществ -запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят;
  • препарат - смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации;
  • оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров - культивирование растений;
  • разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, вывоз с таможенной территории Российской Федерации, уничтожение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, разрешенные и контролируемые в соответствии с законодательством Российской Федерации;
  • незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров - оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, осуществляемый в нарушение законодательства Российской Федерации;
  • производство наркотических средств, психотропных веществ - действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений;
  • изготовление наркотических средств, психотропных веществ - действия, в результате которых на основе наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров получены готовые к использованию и потреблению формы наркотических средств, психотропных веществ или содержащие их лекарственные средства;
  • переработка наркотических средств, психотропных веществ - действия, в результате которых происходят рафинирование (очистка от посторонних примесей), повышение в препарате концентрации наркотических средств или психотропных веществ, а также получение на их основе веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами;
  • распределение наркотических средств, психотропных веществ - действия, в результате которых в соответствии с порядком, установленным Правительством Российской Федерации, конкретные юридические лица получают в установленных для них размерах конкретные наркотические средства или психотропные вещества для осуществления оборота наркотических средств или психотропных веществ;
  • ввоз (вывоз) наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (далее - ввоз (вывоз)) - перемещение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров с таможенной территории другого государства на таможенную территорию Российской Федерации или с таможенной территории Российской Федерации на таможенную территорию другого государства;
  • наркомания - заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества;
  • больной наркоманией - лицо, которому по результатам медицинского освидетельствования, проведенного в соответствии с указанным Федеральным законом, поставлен диагноз «наркомания»;
  • незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ - потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

В настоящее время в России под контроль поставлено около 300 наркотических средств и психотропных веществ. Их исчерпывающий перечень содержится в Постановлении Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. №681 «Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в российской Федерации».

В зависимости от химической природы все наркотические средства и психотропные вещества можно классифицировать на три группы:

  • природные (растительного происхождения);
  • полусинтетические;
  • синтетические.

К природным наркотическим средствам относятся наркотики, получаемые из натурального продукта - кокаинового куста, конопли, опиумного мака, эфедры, некоторых видов кактусов и грибов.

Полусинтетические наркотики изготавливаются из природного наркотического алкалоида путем простой транскрипции (примером такого наркотика является героин).

Синтетические наркотики изготавливаются исключительно искусственным путем, посредством проведения химических процессов.

Общепризнанной классификации наркотических средств и психотропных веществ нет. Поэтому группируют их обычно по типу реакции организма на их применение.

По этому критерию выделяются четыре такие группы:

Депресанты - оказывают успокаивавшее воздействие на центральную нервную систему. К ним можно отнести метаквалон, мелоквалон. Главным образом это барбитураты.

Стимуляторы - средства, стимулирующие, активизирующие деятельность центральной нервной системы. В основном, это вещества амфетаминовой группы (первитин, фенциклидин).

Галлюциногены - нарушают восприятие, вызывают изменение настроения, галлюцинации. Яркими представителями этого рода веществ являются ЛСД, псилоцибин.

Анальгетики - оказывают обезболивающее воздействие. Наиболее сильное средство этой группы - триметилфентанил.

Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 232 Уголовного Кодекса РФ («Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ»), является здоровье населения, т.е. общественные отношения, возникающие и складывающиеся при реализации конституционного права каждого гражданина России на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции РФ).

Объективная сторона преступления выражается в совершении хотя бы одного из следующих действий:

  • организация;
  • содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Притон - это место где неоднократно (два или более раза) собираются люди для потребления наркотических средств или психотропных веществ. Под наркопритон могут быть приспособлены жилые помещения - дом, квартира, дача, коттедж или нежилые помещения - гараж, сарай, чердак, подвал, баня; служебные помещения различного назначения; заброшенные строения и др., транспортные средства- купе поезда, каюта теплохода, яхты и др.

По своей юридической конструкции ч. 1 ст. 232 УК РФ представляет собой усеченный состав преступления. Деяние считается оконченным с момента создания (организации) притона либо с момента начала его содержания. При этом не требуется, чтобы эти действия привели к функционированию притона, т.е. к потреблению там наркотических средств или психотропных веществ.

Организация притона - совершение активных действий, направленных на подыскание соответствующего помещения, его наём или обеспечение использования на иных основаниях, приспособление помещения, создание в нем необходимых условий, обеспечение веществами, инструментами или оборудованием (шприцами, наркотическими средствами или психотропными веществами и т.п.), предназначенными для изготовления, переработки или потребления наркотиков, привлечение посетителей притона - потребителей наркотиков и прочие подобные действия.

Содержание притона - предоставление соответствующего помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ, присмотр за ним, поддержание в функциональном состоянии, производство ремонта, уборка, отопление, оказание различных услуг посетителям притона, обеспечение криминальной конспирации, пропуска в помещение, его охрану и прочие подобные действия, совершенные после организации притона.

Данное определение позволяет выделить четыре обязательных детализирующих признака, при наличии которых образуется объективная сторона преступления:

  • собственно предоставление помещения;
  • его предоставление систематически;
  • его предоставление в распоряжение третьих лиц, не имеющих собственных правомочий пользоваться данным помещением;
  • использование третьими лицами предоставленного помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Вопрос об ответственности за содержание притона связывается с достижением определенного преступного результата - потребления наркотических средств или психотропных веществ. Этот ключевой момент необходимо учитывать, так как лишь при условии надлежащего документирования всех перечисленных признаков возможно обеспечить в дальнейшем доказательственную базу для привлечения к уголовной ответственности организатора или содержателя наркопритона.

Исходя из смысла ст. 232 УК РФ, организация или содержание притона - это действия, направленные на систематическое (два или более раза) предоставление помещений или оказание услуг клиентам с целью потребления наркотических средств или психотропных веществ и, следовательно, однократное действие - предоставление помещений для указанной цели состава преступления не образует.

Ни в уголовном законе, ни в руководящих разъяснениях Верховного Суда РФ не содержится положения о промежутке времени, в течение которого предоставляется помещение. Думается, что такой период должен исчисляться одним годом. Разрыв во времени между двумя деяниями более одного года будет свидетельствовать об отсутствии систематичности в действиях виновного и, следовательно, отсутствии в деянии состава преступления. Как показывают исследования и следственно-судебная практика, отрезок времени длительностью один год вполне достаточен для объективной уголовно-правовой оценки поведения и направленности действий виновного.

Предоставление помещения третьим лицам подразумевает передачу помещения лицам, которые не обладают никакими правомочиями по распоряжению и управлению помещением. Общее число посетителей не влияет на квалификацию действий виновного.

Для квалификации по ст. 232 УК РФ не имеет никакого значения, чье здоровье ставит в опасность содержатель притона - близких родственников или незнакомых лиц. Важно, чтобы эти лица использовали предоставляемое им помещение для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Использование предоставляемого помещения третьими лицами для потребления наркотических средств или психотропных веществ означает потребление в нем таких средств или веществ. В этой связи помещение нельзя признавать притоном, а его предоставление - преступлением, если среди всех других признаков содержания притона отсутствует один - в нем не потребляются наркотические средства или психотропные вещества.

Если организатор либо содержатель притона снабжал посетителей притона наркотическими средствами или психотропными веществами, либо склонял других лиц к их потреблению, его действия подлежат квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ и ст.ст. 228, 228.1 или 230 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, то есть виновный осознает, что организует или содержит притон для потребления наркотических средств или психотропных веществ и желает совершения этого.

Для признания действий организатора или содержателя наркопритона преступными, не имеет значения, какую именно цель (корыстную или иную) преследует виновный. Однако обязательным признаком субъективной стороны деяния является специальная цель - обеспечение потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Субъектом данного преступления может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. При этом, лицо, содержащее притон, может быть, как владельцем помещения, так и распоряжаться им по другим правовым или фактическим основаниям. Такими основаниями могут признаваться, например, договор найма жилого помещения, наличие доступа в служебное помещение в силу исполнения функциональных обязанностей работником и т.п.

Квалифицирующий признак преступления - совершение преступления организованной группой (часть 2 ст. 232 УК РФ).

Организация выявления притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

Сотрудникам подразделений МОБ ОВД в ходе отработки жилого сектора, рассмотрения жалоб и заявлений граждан, сообщений граждан с которыми установлены доверительные отношения. информации поступающей из подразделений КМ, учреждений ФСИН необходимо организовать проверку полученной информации о наличии наркопритона.

Особое внимание следует уделять лицам, доставленным в ОВД в состоянии наркотического опьянения. При задержании таких лиц следует настойчиво выяснять места, где происходило потребление наркотиков и проводить незамедлительно проверку данного помещения.

Собирать информацию о наркопритонах целесообразно также у лиц, доставленных службой скорой помощи в лечебно-профилактические учреждения с отравлениями, вызванными передозировкой наркотиков.

При проверке лиц, состоящих на учете в качестве потребителей наркотических средств или психотропных веществ, необходимо тщательно проводить проверку мест их проживания, используя при этом возможности граждан, с которыми установлены доверительные отношения.

Еще одним источником получения первичной информации о существовании наркопритонов могут стать материалы уголовных дел. В тех случаях, когда в ходе расследования установлено, что подозреваемые (обвиняемые) при совершении преступлений находились в состоянии наркотического опьянения, целесообразно по согласованию со следователями проводить комплекс мер, направленных на выявление наркопритонов, а также установление их организаторов и содержателей.

Принимая во внимание, что в ряде случаев лицо, связанное с незаконным оборотом наркотиков, даже будучи привлеченным к уголовной ответственности и оставаясь на свободе, может продолжить свою преступную деятельность, рекомендуется ставить на учет соответствующее помещение как притон с заведением учетно-наблюдательного (накопительного) дела и устанавливать за ним контроль.

При проведении поисковой работы по разоблачению лиц, занимающихся организацией наркопритонов, изготовлением, переработкой и сбытом в них наркотических средств или психотропных веществ, необходимо не только обладать некоторыми познаниями в области химии, но и учитывать целый ряд особенностей, к основным из которых относятся:

  • относительная простота технологических процессов при изготовлении и переработке синтетических видов наркотиков - многие из них можно получить в результате элементарных химических реакций;
  • доступность ряда исходных компонентов (прекурсоров), поскольку последние широко применяются как на производстве, так и в быту;
  • большое количество объектов, где проводятся работы с химическими веществами и реагентами, пригодными для изготовления наркотиков (школы, высшие и средние специальные учебные заведения, научно-исследовательские институты и лаборатории различных министерств ведомств, предприятий и организаций), откуда возможна их утечка или хищение;
  • наркотические средства и психотропные вещества могут изготавливаться в кустарных (домашних) условиях;
  • синтетические наркотики компактны и удобны в транспортировке, в связи с чем могут быть быстро уничтожены в случае попытки задержания преступников.

В разоблачении притоносодержателей важную роль играет знание общих особенностей технологии получения тех или иных видов наркотиков, основных компонентов для их изготовления и отраслей хозяйства, где они применяются. Проводя мероприятия по обнаружению наркопритонов, следует обращать внимание на граждан, проявляющих интерес к специальной литературе по вопросам синтезирования наркотикосодержащих препаратов, студентов и научных работников, ведущих исследовательские работы с данной группой веществ, а также выявлять должностных и материальноответственных лиц, занимающихся их хищениями. О месте функционирования наркопритона зачастую можно судить по наличию в воздухе вокруг него резких запахов аммиака, ацетона и других растворителей.

Сведения, могущие служить косвенным подтверждением наличия наркопритона:

  • как правило, можно получить от граждан, проживающих по соседству с помещением предполагаемого наркопритона;
  • происходящий из такого помещения резкий запах ацетона или другого растворителя, которые могут использоваться для изготовления или переработки наркотических средств или психотропных веществ;
  • неоднократное посещение помещения лицами, по внешнему виду которых можно заподозрить в них потребителей наркотических средств или психотропных веществ;
  • шум в помещении, настойчивый стук во входную дверь, в том числе в ночное время;
  • сообщения о кражах имущества граждан, проживающих по соседству с помещением предполагаемого притона;
  • вызовы неотложной помощи в связи с отравлениями (возможно вызванными передозировкой наркотиков);
  • крайняя запущенность, неряшливость в помещении предполагаемого наркопритона, потемневшие, покрытые копотью потолки и стены помещения, отсутствие в нем добротной мебели, иных обычных предметов домашнего обихода.

При получении подтверждения о достоверности информации следует принять исчерпывающие меры, направленные на документирование противоправной деятельности притоносодержателя, для чего:

  • выходом на место установить точное расположение объекта;
  • составить план-схему помещений объекта, путей подхода к нему, изучив планировку квартиры, жилого, либо нежилого строения, в котором располагается притон (соответствующие сведения можно получить в Бюро технической инвентаризации или в ходе осмотра аналогичной квартиры);
  • опросом (возможно, зашифрованным) установить анкетные данные лиц, предоставляющих помещение, в котором организован наркопритон, проверить их по учетам Информационного центра МВД, ГУВД, УВД по субъекту РФ, установить, привлекались ли они к уголовной или административной ответственности, владеют ли охотничьим огнестрельным оружием, автотранспортом, состоят ли на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере, имеют ли доступ к наркотическим средствам, психотропным веществам и прекурсорам (например, серная кислота, ацетон, красный фосфор, щелочь, марганцовокислый калий, уксусный ангидрид, дихлорэтан и др.);
  • путем наблюдения или опроса граждан установить лиц, посещающих наркопритон, навести в отношении них необходимые справки;
  • определить планировку помещения;
  • установить способ проникновения в помещение (например, имеется ли условный стук, словесный пароль и т. д.) и график посещения притона (в какое время суток собираются наркоманы, как долго они находятся в притоне и т. д.).

При проведении указанных мероприятий и получении достаточных данных о совершении преступления, предусмотренного ст. 232 УК РФ, совместно с сотрудниками КМ, составить план реализации материалов.

План реализации материалов проверки информации о наркопритоне должен включать следующие мероприятия:

  • обеспечить правовое основание для вхождения в помещение и захвата наркопритона, осмотра места происшествия, изъятия следов совершения преступления;
  • блокировка входных дверей, окон, а при необходимости чердачных и подвальных помещений, с целью исключить попытку скрыться со стороны лиц, находящихся в притоне, а также избавиться от наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и других вещественных доказательств (зачастую, например, в случаях захвата наркопритонов, виновными лицами делались попытки выбросить улики в окно). Поэтому в группу наблюдения за окнами целесообразно включать понятых;
  • оперативная комбинация, направленная на внезапное проникновение сотрудников милиции в помещение наркопритона (в этих целях, например, возможно использование предлогов доставки почты, посещения квартиры сотрудниками коммунальных служб, соседями, а также при благоприятной возможности воспользоваться помощью одного из посетителей притона, который в условленный момент откроет входную дверь изнутри сотрудникам милиции). Элемент внезапности в данном случае позволяет создать благоприятные условия для процессуальной фиксации следов преступления в наркопритоне, а также предотвратить оказание сопротивления лицами, находящимися в помещении, их попытки скрыться;
  • распределение ролей между членами группы захвата (осмотр помещения, составление протокола осмотра, фиксация и опрос посетителей наркопритона, фотографирование или видеосъемка, изъятие и упаковка вещественных доказательств, препровождение притоносодержателя и посетителей на медицинское освидетельствование на предмет наркотического опьянения, оформление административных протоколов для привлечения к ответственности за незаконное употребление наркотических средств или психотропных веществ).

Основные этапы документирования фактов преступной деятельности, связанных с организацией либо содержанием притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

Документирование преступных действий содержателей притонов осуществляется при наличии достоверной информации о нахождении в нем лиц, прибывших для изготовления или потребления наркотических средств, достаточного числа ранее установленных оперативным наблюдением потребителей. Для документирования создается следственно-оперативная группа, в состав которой входит дознаватель, сотрудник ОРЧ по линии НОН, сотрудник УР, эксперт-криминалист, участковый уполномоченный милиции, кинолог с собакой, натренированной на отыскание наркотиков.

На роль понятых приглашаются два человека. Количество участников определяется в зависимости от обстоятельств каждого конкретного случая. Определяется порядок действий членов следственно-оперативной группы, место, куда предполагается доставлять задержанных.

При документировании преступной деятельности организаторов и содержателей наркопритонов необходимо учитывать определенные особенности. Практика показывает, что наркотик из мака в домашних условиях готовится в течение 30-35 мин. Поэтому рекомендуется выждать соответствующее время после прибытия потребителей наркотиков в притон и только после этого осуществлять проникновение в него группы захвата.

При выборе способа проникновения в наркопритон необходимо учитывать способы криминальной конспирации, а также особенности помещения, в котором он организован.

Документирование преступной деятельности сбытчиков наркотиков и лиц, предоставляющих помещение для их употребления, требует от сотрудников милиции собранности, смекалки, разумной личной инициативы.

В тех случаях, когда признаков, свидетельствующих о совершении преступлений, связанных с наркотиками, недостаточно, проникновение в помещение осуществляется обычным способом, без применения силовых методов, спецсредств, однако он должен быть внезапным.

На практике чаще всего применяются следующие способы, побуждающие лиц, находящихся в притоне, открыть дверь по собственной инициативе:

  • расположение оперативно-следственной группы недалеко от входа в квартиру объекта (на площадке между этажами);
  • отключение света на лестничной площадке и в помещении наркопритона;
  • изменение экипировки, при котором она не соответствует погодным условиям (используется зимой);
  • условный сигнал, применяемый наркоманами для входа в помещение (это может быть звонок или стук в дверь квартиры, звонок по телефону);
  • использование граждан, с которыми установлены доверительные отношения (они оставляют незакрытую входную дверь либо предварительно в определенный момент ее открывают).

В тех случаях, когда попытка проникновения сотрудников милиции в помещение наркопритона осуществлялась в рамках соблюдения законности (звонок в дверь, просьба открыть ее и т. д.), но не имели успеха, эффективным, а может быть, и единственным способом проникновения в помещение является принудительное открывание дверей либо использование условных сигналов наркоманов. Однако последнее имеет временный успех и не всегда приводит к положительным результатам по ряду причин (медлительность работников УР, связанная с попыткой проникновения в помещение, тщательная конспирация со стороны содержателей притонов, расшифровка методов проникновения из-за их повторения и т. д.) К тому же лица, находящиеся в наркопритоне, зачастую успевают уничтожить все шприцы, иглы, тампоны, бинты и т.д.

В целях предотвращения уничтожения вещественных доказательств (наркотиков, предметов для их изготовления и др.), мероприятие должно проводиться неожиданно для задерживаемых. Также должны учитываться и иные условия, которые могут оказать влияние на результаты задержания, а именно: обстановка, время года и суток, укрепленность помещения, наличие в нем собаки, запас времени для подготовки к операции и др. Желательно обеспечить численное превосходство сотрудников милиции над лицами, находящимися в притоне.

Перед проведением мероприятия руководитель операции (старший следственно-оперативной группы) должен провести детальный инструктаж сотрудников о мерах безопасности, целях мероприятия, убедиться, что сотрудники милиции знают лиц, посещающих данный притон (например, предоставить фото указанных лиц). Руководитель операции распределяет обязанности среди сотрудников, определяя, кто будет осуществлять наблюдение за задержанными, кто будет проводить личный досмотр и т. д. С учетом того, что после проникновения в помещение и проведения досмотра находящихся в нем лиц, в притон могут подходить новые посетители, необходимо предусмотреть их задержание внутри помещения либо на подходе к нему специально выделенными сотрудниками милиции. Если в притоне предположительно могут находиться женщины, то для их личного досмотра необходимо участие в задержании сотрудников милиции-женщин.

На стадии документирования преступной деятельности организаторов и содержателей притона необходимо:

  • получить от лиц, застигнутых в помещении наркопритона, письменные объяснения о целях визита (порядок проведения опроса);
  • произвести осмотр помещения, в ходе которого тщательно описать и зафиксировать фото-видеотехникой обстановку, обращая внимание на наличие предметов, свидетельствующих об изготовлении, переработке и употреблении наркотиков, зафиксировать место их изготовления или переработки, наличие использованных инструментов, оборудования и сырья (посуды, шприцев, тампонов, ваты);
  • во время проведения осмотра места происшествия провести изъятие наркотических средств и предметов, предназначенных для их изготовления (изъятие проводится с обязательным участием не менее двух понятых). Часть 5 статьи 177 УПК РФ требует обязательного согласия лиц, проживающих в жилище, либо судебного решения о проведении осмотра. Однако согласно части 5 статьи 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпят отлагательства, указанные действия могут быть проведены на основании постановления следователя, дознавателя без судебного решения с обязательным уведомлением судьи, прокурора в течение 24 часов с момента начала этого действия. Все наркотические средства и предметы, предназначенные для их изготовления должны быть упакованы и опечатаны. На упаковках обязательны подписи понятых, лиц, у которых изъяты указанные вещества и предметы, а также подпись лица, проводившего изъятие. Участие понятых обязательно непосредственно в каждом случае изъятия, т.е. при единовременном осуществлении осмотра необходимо наличие двух понятых при каждом сотруднике милиции, производящем досмотр и изъятие. При изъятии у посетителей притона наркотических средств или психотропных веществ в небольших размерах, выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • препроводить задержанных в притоне лиц в медицинское учреждение (как правило, наркологический диспансер) для освидетельствования на предмет установления признаков наркотического опьянения, наличия в их организме следов наркотических средств или психотропных веществ, при этом в акте обследования фиксируются дата, место и способ потребления наркотика, его вид, а также наличие и давность следов инъекций;
  • в установленном порядке принять меры по составлению протокола об административном правонарушении и привлечению к административной ответственности за незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ по ст. 6.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях, что послужит в дальнейшем подтверждением употребления наркотиков именно в данном притоне.

Как было отмечено ранее, в состав следственно-оперативной группы должен входить эксперт-криминалист. В его обязанности входит:

  • изъятие с обнаруженных предметов следов пальцев рук;
  • дактилоскопирование всех задержанных в притоне лиц;
  • производство фотографирования и видеозаписи;
  • изъятие микрочастиц наркотических веществ с одежды задержанных и образцов их слюны;
  • производство смыва с губ и рук, задержанных на предмет выявления в смывах частиц наркотических веществ.

На выявленный притон необходимо завести учетно наблюдательное (накопительное) дело, в котором концентрировать все материалы, характеризующие объект, владельца и посещающих его лиц, а также свидетельствующие об употреблении там наркотических средств или психотропных веществ. Учетнонаблюдательное дело должно включать в себя следующие документы:

  • мотивированный рапорт сотрудника милиции на заведение данного дела, утвержденный начальником ОВД или одним из его заместителей;
  • акты медицинского освидетельствования (либо их копии) лиц, задержанных в притоне;
  • рапорта сотрудников милиции, участвующих в выявлении и документировании притона;
  • объяснения притоносодержателя и лиц, задержанных в притоне;
  • копии постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (при изъятии в притоне либо у лиц, в нем находящихся, наркотических средств или психотропных веществ в небольших размерах);
  • копии постановлений суда либо протоколов об административном правонарушении за хранение или приобретение наркотических средств или психотропных веществ в небольшом количестве в отношении лиц, задержанных в притоне;
  • официальное предупреждение о привлечении к уголовной ответственности по ст. 232 УК РФ притоносодержателя в случае дальнейшего содержания притона для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Для изобличения лиц, виновных в организации или содержании наркопритона необходимо собрать совокупность материалов, неопровержимо подтверждающих неоднократное административное задержание в притоне граждан, потребляющих наркотики, процессуально достоверно зафиксировать наличие в помещении использованных шприцов, ваты и марли со следами произведенных инъекций, упаковок медицинских препаратов, посуды для изготовления и переработки наркотических средств или психотропных веществ и т.п. предметов.

Основанием для снятия притона с учета является мотивированный рапорт сотрудника милиции о прекращении функционирования притона, утвержденный начальником ОВД или одним из его заместителей.

В случае, если притон прекратил существование в связи с переездом притоносодержателя на новое место жительства в пределах одного субъекта, в ОВД по месту его нового места жительства направляется уведомление. Учетно наблюдательное (накопительное) дело списывается в архив.

При повторном задержании в данном помещении лиц, употребляющих наркотики и при наличии оснований, указывающих на признаки состава преступления, на основании собранных материалов проверки решают вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 232 УК РФ.

В качестве примера профессионально грамотного документирования факта преступной деятельности, связанного с организацией либо содержанием притона для потребления наркотических средств и психотропных веществ можно привести деятельность сотрудников МОБ УВД г. Королева Московской области. После получения информации о помещении, в котором систематически собираются наркоманы, был составлен план документирования преступной деятельности притоносодержателя. Реализация плана документирования осуществлялась в течение 7 месяцев. За это время в квартире неоднократно задерживались лица с наркотическими средствами (по фактам задержания возбуждены уголовные дела). В дежурную часть УВД из квартиры несколько раз доставлялись за различные правонарушения лица, находящиеся в состоянии наркотического опьянения, о чем делались записи в Книге доставленных. Проводилось их медицинское освидетельствование на предмет наличия в организме наркотических средств. Задержание и доставление проводили участковые уполномоченные милиции, а также сотрудники КМ, ППС.

В целях реализации собранных материалов, было проведено задержание хозяина квартиры, у которого обнаружено кустарно приготовленное наркотическое средство - первитин («винт»), а также еще 7 человек, находившихся в притоне. Все лица после задержания были освидетельствованы в наркологическом диспансере и у посетителей притона получены объяснения, в которых отражено, что они находились в квартире с целью употребления наркотиков и ранее посещали данную квартиру с этой же целью. По фактам хранения и изготовления наркотиков было возбужденно уголовное дело по ч.ч. 1, 3 ст. 228 УК РФ, а собранные ранее доказательства:

  • выписки из книги доставленных Дежурной части УВД;
    справки о задержании двух человек в данной квартире и возбуждении в отношении них уголовных дел;
  • объяснения и допросы лиц, которых задержали в квартире, где основной упор делался на цель их посещения - употребление наркотиков;
  • допросы сотрудников милиции о фактах доставления из наркопритона вышеуказанных лиц;
  • справки о медицинском освидетельствовании доставленных из наркопритона лиц и другие документы стали основанием для возбуждения уголовного дела, предусмотренного ст. 232 УК РФ.

Особенности проведения первоначальных следственных действий по делам о содержании притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

Практика показывает, что о существовании притонов для потребления наркотических средств следователям в большинстве случаев становится известно от сотрудников службы КМ и МОБ, выявивших их в процессе оперативно-розыскной деятельности, или из материалов уголовного дела в связи с расследованием различных категорий преступлений, иногда поначалу даже не связанных с наркотиками (из показаний подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего).

Обычно при наличии достаточного количества задокументированных данных о функционировании притона оперативными подразделениями ОВД проводится операция по ликвидации притона и задержанию притоносодержателя, а также лиц, находящихся в притоне в момент проведения операции, потребителей наркотических средств. Сразу же после нее целесообразно начинать осмотр места происшествия, т.е. в идеальном варианте задержание должно сразу переходить в следственное действие - осмотр (имеется в виду временное и пространственное, но не процессуальное совмещение). Учитывая эту особенность рассматриваемой категории дел, наиболее благоприятным моментом для начала взаимодействия следователя и оперативных сотрудников в реализации может служить предварительное ознакомление следователя с материалами оперативной разработки непосредственно перед их реализацией. Следователь уже на этом этапе может оценить материалы с точки зрения содержания в них законных поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, а также перспективу создания исчерпывающей доказательственной базы. Однако стоит упомянуть и о том, что такая процедура напрямую не предусмотрена ни законом, ни ведомственными нормативными актами, тем не менее, исходя из общих задач судопроизводства, ее можно считать не только желательной, но и необходимой.

Осмотр места происшествия

Осмотр места происшествия (ст. 176, 177 УПК РФ) является одним из немногих следственных действий (помимо освидетельствования и проведения экспертизы), которые законодатель разрешает проводить до возбуждения уголовного дела. Под осмотром места происшествия понимают неотложное следственное действие, состоящее в непосредственном изучении и фиксации следователем обстановки места происшествия, а также в выявлении, исследовании и фиксации находящихся там следов и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Основные задачи и особенности проведения осмотра

Применительно к притоносодержательству для потребления наркотических средств целями осмотра места происшествия наиболее часто являются:

  • непосредственное изучение следователем обстановки, в которой происходило потребление наркотических средств, для выявления характера и обстоятельств преступных действий по содержанию притона;
  • обнаружение, фиксация, изъятие и оценка следов преступления и других вещественных доказательств (прекурсоров, приспособлений, наркотических препаратов).

В период подготовки к осмотру следователю необходимо решить ряд вопросов, связанных с его проведением.

Во-первых, для оперативности в решении вопросов, могущих возникнуть в процессе данного следственного действия (личный обыск посетителей притона и притоносодержателя, их освидетельствование), в ряде случаев целесообразно предусмотреть, чтобы при осмотре присутствовали не двое понятых, как принято в большинстве случаев, а большее их количество - исходя из конкретной ситуации. Причем к их выбору следует подходить со всей ответственностью, учитывая непредсказуемость поведения лиц, находящихся в состоянии наркотического опьянения в притоне, а при наличии информации, что среди посетителей притона имеются женщины, рассмотреть вопрос о привлечении в качестве понятых женщин. Вполне понятно, что в этом случае следует включить в группу для участия в следственном действии и оперативного сотрудника - женщину. При этом указанные действия (осмотр места происшествия, личный обыск, освидетельствование) могут совпадать только в пространстве и во времени. Процессуально они остаются самостоятельными и независимыми следственными действиями, каждый со своей регламентацией проведения. Особенно следует обратить внимание практиков, что согласно уголовно-процессуальному законодательству личный обыск возможен только после возбуждения уголовного дела.

Во-вторых, с учетом имеющейся информации о притоне следователю необходимо решить вопрос о включении в группу того или иного специалиста. На практике в осмотре притонов чаще всего участвуют специалисты-криминалисты, оказывающие помощь в применении технических средств, обнаружении и изъятии следов, имеющих отношение к преступлению, и т.п. Они же проводят фотографирование и видеозапись. Однако закон не запрещает делать это и следователю, и специалисту-фотографу по усмотрению следователя. Поскольку в притоне могут быть лица, находящиеся в состоянии наркотического опьянения, в том числе сильного, может возникнуть необходимость в оказании медицинской помощи. Поэтому целесообразно в группу включить медицинского работника, обладающего соответствующими знаниями и опытом. Очевидно, речь может идти о врачах-наркологах, которые, кроме того, смогут оказать помощь следователю в выявлении лиц, потребивших наркотические средства, в определении степени их опьянения, а также в установлении контакта с ними. Действенным может быть участие в группе специалиста-фармацевта и химика для выявления различных компонентов, из которых изготавливают наркотические средства в кустарных условиях, и их правильного изъятия.

В-третьих, исходя из целей и задач проведения осмотра притона для потребления наркотиков, следователю совместно со специалистами важно решить вопрос о технических средствах, необходимых при проведении этого следственного действия.

При осмотре притона, как было отмечено в предыдущих параграфах, может использоваться собака, специально натренированная на отыскание наркотиков. Однако перед принятием решения о ее применении следует проконсультироваться с кинологом - обилие запахов в помещении может сбить с толку собаку и сделать ее использование нецелесообразным. Существуют проблемы и в правильном документировании факта привлечения собаки.

Чтобы собрать группу с оптимальным составом, следует помнить, что неоправданное увеличение количества участников следственного действия нежелательно, так как это может лишь мешать целенаправленной работе.

Следователю нужно тщательно подготовиться к проведению осмотра и решить, что взять с собой (необходимые бланки процессуальных документов, полиэтиленовые пакеты и конверты для изъятия наркотических средств и других предметов, печать для опечатывания и т. д.).

Особое внимание при осмотре притона следует обращать на наличие в помещении шприцев и игл к ним, ватных и марлевых тампонов со следами жидкости и вещества, похожего на кровь, ампул, таблеток и упаковок к ним, семян опийного мака и конопли, маковых головок, в том числе в измельченном виде, отвара из маковых головок, сигарет и окурков с возможной начинкой наркотическими средствами, медицинских весов и разновесов, фасовочного материала для наркотиков (пакетики, пробирки) и других свидетельств потребления наркотических средств.

Некоторые сведения о соучастниках притоносодержателя и посетителях притона следствие может почерпнуть из записных книжек с телефонами и адресами, писем и открыток, различных фото и видеозаписей, квитанций на посылки и бандероли, а также извещений на их получение, обнаруженных при осмотре.

Кроме того, необходимо обращать внимание и на различные записи в тетрадях, блокнотах, на газетах и журналах, где могут содержаться сведения о посетителях притона и другие интересующие следствие записи (например, денежные расчеты притоносодержателя с посетителями, рецепты для изготовления наркотических средств, данные о времени посещения «клиентов»).

В связи с тем, что нередко содержатели притонов сами изготавливают наркотические средства, при осмотре необходимо уделить внимание и тем предметам, которые могут служить как исходным материалом, так и компонентами для их изготовления.

При осмотре помещения, где производилось задержание подозреваемых лиц, требуется:

  • выявить и описать место укрытия преступников;
  • зафиксировать следы нахождения лиц в данном помещении и сопротивления, если таковое было оказано;
  • зафиксировать месторасположение предметов, оставленных преступниками.

Как известно, особенности осмотров помещений определяются тем, какое преступление совершено - «хранение, изготовление наркотиков» или, как в нашем случае, «содержание притона для потребления наркотических средств». При фиксации этого процессуального действия необходимо указывать:

  • местонахождение помещения и его описание;
  • месторасположение и внешнее описание обнаруженных веществ;
  • описание упаковки наркотического сырья или готовой продукции;
  • описание предметов, которые использовались в процессе изготовления или потребления наркотических средств (миски, кастрюли, кофемолки, мясорубки, сетки, прессы, шприцы, медицинские иглы и т. д.).

Особое внимание при осмотре наркотических лекарственных средств следует уделить маркировке препарата. С этой целью необходимо осмотреть заводскую упаковку и приобщить ее к протоколу осмотра. В протоколе необходимо отразить:

  • общий вид, качественные и количественные характеристики, название завода-изготовителя;
  • цифровые обозначения, в которых зашифрованы основ сведения о лекарстве (срок годности, предприятие-изготовитель, смена, наличие стандарта, и т. д.).

При осмотре участка прилегающей местности с находящимися на нем наркотикосодержащими растениями, если притоном является отдельно стоящее строение (например, дом в сельской местности), в протоколе необходимо указать:

  • месторасположение данного помещения (квартиры, дома), его размеры, кому помещение принадлежит и т. д.;
  • факт изъятия образцов предметов и документов для сравнительного исследования для дальнейшего направления в экспертно-криминалистическое подразделение;
  • факт проведения фотографирования;
  • факт изъятия выявленных следов.

Важным моментом является изъятие и упаковка обнаруженных предметов. После обнаружения наркотических и сильнодействующих средств, ядовитых веществ, прекурсоров, растворителей, реагентов их необходимо должным образом упаковать и опечатать для дальнейшего направления на исследование или экспертизу. Кроме этого, необходимо изымать и предметы-носители, т. е. предметы, используемые при изготовлении, хранении и транспортировке наркотиков.

Предметами-носителями могут быть:

  • используемые при изготовлении наркотиков предметы (мясорубки, миски, ножи, ложки, весы, сита, прессы и т. д.);
  • различного рода упаковки (мешки, сумки, чемоданы, пакеты, бутылки и т. д.);
  • используемые при потреблении предметы (иглы, шприцы, тампоны, бинты, носовые платки и т. д.).

При изъятии указанных предметов следует проявлять осторожность в обращении с ними, поскольку на некоторых могут сохраниться следы рук (ампулы, шприцы, тетради, фасовочный материал и др.), чтобы впоследствии по этим следам можно было сделать конкретные выводы о том, кто из «клиентов» держал в руках данные предметы.

Изымая вещество, похожее на наркотики, следователь не должен делать заключения о разновидности изымаемого наркотического средства на основании его внешнего вида, запаха, имеющихся надписей на таре и упаковке. Лишь только химическая или фармацевтическая экспертиза может решить вопрос о том, какое именно вещество было изъято и является ли оно наркотическим средством. При этом вещество, похожее на наркотики, тщательно взвешивается и опечатывается в упаковке, заранее приготовленной следователем.

Другие изымаемые объекты также упаковываются и опечатываются.

Все вышеуказанные средства и предметы-носители должны упаковываться отдельно. Для упаковки можно использовать целлофановые пакеты, бумажные или тканевые мешки, коробки, конверты и т. д., которые после помещения в них изъятого предмета заклеиваются, пришиваются, перевязываются и опечатываются. На упаковке делаются пояснительные записи:

  • кто, где, когда произвел изъятие;
  • у кого оно произведено;
  • каким образом опечатано изъятое и номер печати;
  • заверительные подписи сотрудника и понятых, а также лица, у которого произведено изъятие.

Для изъятия отдельных веществ и предметов необходимо заранее готовить упаковочный материал. Так, при изъятии зеленых (невысушенных) частей растений мака или конопли в упаковке необходимо проделать отверстия для вентиляции. В противном случае эти растения при поступлении в экспертно-криминалистическое подразделение будут не пригодны к исследованию или экспертизе из-за гнилостных изменений.

Микроскопические вещества следует помещать между двух стекол, а в исключительных случаях - на бесцветные химически инертные липкие ленты («скотч» не рекомендуется).

Находящиеся в стеклянной посуде изъятые жидкости необходимо помещать в коробку, обеспечивающую им вертикальное положение, чтобы не разбить при транспортировке.

При изъятии наркотиков, находящихся в дорожных сумках, рюкзаках, чемоданах необходимо принимать меры к обнаружению и фиксации имеющихся на этих предметах следов пальцев рук задерживаемого и иных лиц.

Результаты осмотра заносятся в протокол, где фиксируется обстановка в помещении с указанием расстановки мебели и других имеющихся в наличии предметов; подробно описываются те места, откуда изъяты предметы или следы, с указанием, что и откуда изъято, поскольку, место обнаружения зачастую и определяет связь предмета или следа с преступлением.

В протоколе фиксируются все участники следственного действия и делается отметка о применении научно-технических средств.

При проведении осмотра необходимо учитывать, что все лица, застигнутые в притоне, должны находиться в поле зрения сотрудников милиции. Не рекомендуется выпускать кого-либо с места задержания (например, в туалет) до момента, пока эти лица не досмотрены и не осмотрено соответствующее помещение.

На практике часто возникают проблемы именно с правильностью оформления протоколов осмотров мест происшествий. При наличии существенных процессуальных нарушений при их оформлении изъятые в ходе осмотра предметы и следы практически «выпадают» из уголовного дела. В таких случаях доказать вину лица становится практически невозможным. Согласно УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, считаются недопустимыми.

В дальнейшем следователь может использовать протокол осмотра места происшествия при проведении других следственных действий, например, при допросе.

Кроме того, следователю необходимо помнить, что по данной категории дел непроведение или откладывание осмотра притона на более позднее время недопустимы. Это может привести к тому, что обстановка внутри его будет изменена и зафиксирована следователем уже не в том виде, в каком была при посетителях притона и других свидетелях. И в показаниях этих лиц будет фигурировать иная обстановка, нежели запечатленная протоколом осмотра места происшествия, что, в свою очередь, может дать повод для сомнений в правдивости их показаний.

Несвоевременный осмотр притона может иметь и другие негативные последствия, например, уничтожение притоносодержателем или заинтересованными лицами следов преступных действий по содержанию притона, которые при немедленном осмотре помещения можно было бы изъять.

Использование служебных собак при осмотре места происшествия

Как уже отмечалось, при осмотре места происшествия для обнаружения наркотиков нередко используют служебно-розыскных собак. Стоит отметить, что применение собаки для обнаружения орудий преступления и других предметов, имеющих значение для дела, не имеет отношения к обязанностям специалиста при осмотре места происшествия. Это происходит во внепроцессуальной форме, вне рамок процессуального осмотра места происшествия и соответственно оформляется актом, основные моменты которого, имеющие значения для дела, затем закрепляются процессуально, например, путем проведения того же осмотра места происшествия.

Кинолог участвует не в следственном, а в оперативном (иногда в служебно-административном) осмотре места происшествия с целью обнаружения предметов и следов, которые могут быть использованы для поиска преступника с применением розыскной собаки в ходе проведения первоначальных оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, а также на основании этих данных могут быть определены границы следственного осмотра.

В этом нет ничего удивительного, так как надо понимать, что на практике при осмотре места происшествия практически всегда имеет место временное (но не процессуальное) совмещение неких действий, направленных на раскрытие и расследование преступления. Например, осмотр места происшествия практически всегда сопровождается опросом (это оперативно-розыскное мероприятие, т.е. непроцессуальное действие - ст. 6 Закона об ОРД), иногда возможно проведение сбора образцов (то же оперативно-розыскное мероприятие, например, взятие образцов отпечатков пальцев, или отдельное процессуальное действие), иногда применяются варианты розыска по горячим следам и др. То есть всегда реально на месте происшествия (или в непосредственной близости от него - за ограждением, если таковое имеется) присутствуют люди, в том числе и должностные лица различных служб МВД России, которые выполняют свои прямые обязанности, но при этом не участвуют в процессуальном действии - осмотре места происшествия.

Анализ практики показал, что часто следователи вписывают инспекторов-кинологов в протоколы осмотров мест происшествий в качестве участников осмотра. Это неправильно и нередко приводит к проблемам. Основной причиной тому служит факт вхождения инспектора-кинолога в состав дежурной следственно-оперативной группы, выезжающей на место происшествия. Но не следует забывать, что следственно-оперативной группы как процессуального образования вообще не существует (в УПК РФ говорится лишь о следственной группе, что совсем другое), поэтому никакой обязательной зависимости между составом указанной группы и участниками осмотра места происшествия как следственного действия вообще не существует.

Проведение фото- и видеосъемки

Особенности проведения фотосъемки и видеосъемки всегда предопределяются процессуальным порядком и целью следственного действия. Исходя из задач осмотра места происшествия основными объектами фото- и видеофиксации являются:

  • общий вид обстановки, окружающей место происшествия;
  • обстановка самого места происшествия;
  • обнаруженные следы и предметы, имеющие отношение к противоправному деянию.

Фотографирование или видеозапись может проводить и следователь, но естественно, лучше предложить это специалисту.

При проведении фото- и видеофиксации обстановки притона необходимо соблюдать все правила криминалистической съемки, т.е. производить последовательно ориентирующую, обзорную, узловую и детальную съемку.

Ориентирующая фотосъемка - фиксация места проведения следственного действия в окружающей обстановке. Помимо ориентирования места происшествия в пространстве, она позволяет зафиксировать особенности обстановки, окружающей место происшествия, которые могут сыграть определенную роль в дальнейшем расследовании (пути подъезда, дорожные знаки, ближайшие сооружения и т.п.).

Обзорная съемка - фиксация общего вида обстановки собственно места проведения следственного действия без окружающей обстановки. На этом этапе уже предварительно определены границы места происшествия. По рассматриваемой категории дел крайне важно правильно зафиксировать всю обстановку притона в целом, чтобы воспринять общую картину того, что там могло происходить.

Узловая съемка - фиксация в крупном масштабе отдельных участков места происшествия (узлов), где имеются объекты, могущие представлять интерес для следствия. Например, место на кухне с оборудованием, где занимались изготовлением наркотиков.

Детальная съемка - съемка отдельных предметов, их фрагментов и следов с измерительным масштабом. В отличие от всех рассмотренных выше видов съемки, при которых запрещается изменение вещной обстановки (например, перемещение предметов), детальная съемка осуществляется и на месте обнаружения предмета, и после перемещения его в другое, удобное для этого место. В задачи детальной съемки входит не только запечатление вида, но и индивидуализирующих признаков объектов или их частей.

Также целесообразно сфотографировать или заснять на видеопленку и лиц, находящихся в притоне; особенно ценными будут кадры, наглядно показывающие «рабочую» обстановку в притоне.

Следует отметить, что при осмотре притонов предпочтительно производить одновременно как фотосъемку, так и видеозапись. Видеозапись позволяет фиксировать одновременно с изображением и звук, полученные материалы не требуют дополнительной лабораторной обработки, качество записи может контролироваться в процессе ее выполнения. Необходимость в видеозаписи при осмотре притона возникает, если он охватывает большую площадь, имеют сложную и разнообразную вещную обстановку, которую крайне необходимо точно зафиксировать (что характерно для притонов, где происходило одновременное изготовление наркотиков).

При производстве видеосъемки сначала снимается представление следователя, где он называет свое звание, должность, фамилию; поясняет какое следственное действие и по какой причине проводится. Он представляет всех участников действия, называет дату, время, место его проведения и кем произведена видеозапись. При представлении участников процесса их фиксируют крупным планом. Возможно указание типа видеокамеры и пленки. Затем переходят непосредственно к фиксации самого проведения следственного действия. В заключительной части видеозаписи все участники осмотра подтверждают правильность зафиксированного на видеопленку (или вносят свои замечания). Поэтому она снимается после просмотра содержания видеокассеты и в местах, где этот просмотр возможен (обычно в отделах внутренних дел). При ведении видеозаписи нельзя допускать необоснованных перерывов: каждый такой факт должен быть заранее оговорен.

В настоящее время весьма актуально стоит вопрос о возможности применения при фиксации хода следственных действия цифровых методов съемки. Изображения, полученные цифровым методом в ходе проведения ОРМ, не могут быть признаны доказательствами, так как не отвечают требованиям, предъявляемым к таковым в уголовном процессе. Однако цифровые изображения, полученные при осмотре места происшествия, могут быть признаны доказательствами. Для этого рекомендуется соблюдение ряда тактических приемов.

Прежде всего, возможным вариантом является использование комплекта фотокамеры и принтера, позволяющего производить распечатку изображений сразу же после фотографирования, т.е. непосредственно на месте происшествия. Такие комплекты достаточно компактны и уже появились у следователей. После распечатки изображения понятые сразу же должны поставить подписи под фотографиями. Это подтверждает достоверность снимка и снимает вопрос о возможности каких-то манипуляций с цифровым изображением.

Другой вариант использования цифровых методов съемки более сложен. Речь идет о случаях замены фотоаппарата цифровой камерой. Достоверность информации, полученной с ее помощью (невозможность внесения в нее изменений), достигается целым комплексом действий. После проведения фотографирования магнитный носитель с записью (цифровая карта памяти) должен выниматься из фотоаппарата, упаковываться, опечатываться и заверяться подписями следователя и понятых. Если модель фотокамеры не позволяет заменять кассеты, то опечатывается весь фотоаппарат. Трудность вызывает то, что фотоснимки при таком способе изготавливаются только в рамках следственного осмотра объекта (цифровой карты памяти или фотоаппарата), проводимого в присутствии понятых. При этом, естественно, составляется протокол, где описываются осмотренные объекты (карта памяти или фотоаппарат), действия следователя и оказывающего ему помощь специалиста, указываются понятые.

Следующим вариантом является использование при осмотре принципиально новых моделей цифровых фото- и видеокамер, где запись информации происходит на одноразовые CD-R диски. Одноразовая лазерная регистрация технически делает невозможным исправление информации, поэтому вполне достаточно зафиксировать в протоколе серийный номер фото- или видеокамеры, технические характеристики, номер используемого CD-R диска и поставить на нем подписи участников. Эти манипуляции дадут возможность придать полученным с диска фотографиям свойства доказательств -допустимости, относимости, достоверности. При таких технических условиях правила закрепления фотографий и видеоматериалов, полученных на цифровом оборудовании, в качестве доказательств будут точно такими же, как и для традиционных фотографий с пленочного аппарата или пленочных видеофильмов.

Составление планов и схем

Одним из способов фиксации при проведении осмотра места происшествия, помимо описания в протоколе и использования технических средств, является использование графического описания (схем, планов, зарисовок). Графическим описанием считается указание признаков объектов путем их изображения на рисунках, схемах, планах или чертежах. Они дополняют события, описанные в протоколе, а иногда дают возможность сократить их словесное описание и служат их наглядной иллюстрацией.

Необходимость составления схемы определяется следователем. Обычно она обязательна, если место происшествия занимает большую площадь, связано со значительными разрушениями или относительное местоположение следов крайне важно для дальнейшего расследования. Например, при осмотре наркопритонов важно точно указать местоположение всех объектов, имеющих прямое отношение, как к потреблению, так и к изготовлению наркотиков.

Следователь может составлять планы, схемы как самостоятельно, так и привлекая специалиста-криминалиста. Последнее - наиболее результативно, поскольку специалист-криминалист имеет опыт и знания в этой области (топографические и иные условные знаки, ориентация по сторонам света, замер расстояний для фиксации положения предметов и т. п.). Достаточно распространена следующая схема взаимодействия:

  • следователь (возможно, совместно со специалистом) составляет ориентировочную схему;
  • специалист-криминалист, давая соответствующие разъяснения следователю, замеряет точные расстояния, положение относительно сторон света, вносит общепринятые топографические и иные обозначения;
  • следователь (возможно, совместно с криминалистом) проверяет правильность схемы и в случае необходимости вносит дополнения и уточнения.

Планы и схемы составляются на месте происшествия, после или одновременно с составлением протокола, подписываются понятыми и следователем.

Проведение опроса лиц, задержанных в притоне

После проведения осмотра места происшествия лица, застигнутые в притоне, доставляются в территориальный отдел внутренних дел и опрашиваются.

В объяснениях фиксируется:

  • кто является притоносодержателем и причина предоставления помещения для изготовления и потребления наркотических средств и психотропных веществ;
  • какова степень знакомства притоносодержателя и лиц, задержанных в притоне (родственники, знакомые, ранее не были знакомы и т.д.);
  • факт изготовления или потребления наркотиков в притоне;
  • с какой периодичностью использовалось данное помещение для потребления наркотиков;
  • кто привел его (её) в притон;
  • от кого он (она) узнал (узнала) о существовании данного притона;
  • кем и на чьи деньги были приобретены наркотики;
  • кто употреблял наркотики, употреблял ли наркотики хозяин помещения;
  • кто осуществлял инъекции (в случаях внутривенного употребления наркотиков);
  • что, кроме наркотиков, было передано притоносодержателю в виде вознаграждения за предоставление помещения.

Обыск

Важным источником получения объективных доказательств преступной деятельности является своевременное производство обыска (ст. 182 УПК РФ) по месту жительства задержанных лиц или в иных местах (транспортные средства, принадлежащие задержанному, подсобные помещения и т. д.). Согласно ст. 12, 165 УПК РФ обыск и выемка (183 УПК РФ) в жилище могут производиться только на терпящих отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми.

По большинству обыск по месту жительства и в притоне проводился в день возбуждения уголовного дела. Таким образом, неотложность этого следственного действия соблюдалась.

По большинству изученных нами дел личному обыску наряду с содержателями притонов подвергались и посетители - потребители наркотиков. На наш взгляд, это является тактически оправданным.

Как известно, личный обыск в данном случае направлен на:

  • предотвращение возможности избавиться от наркотических средств и иных объектов, компрометирующих лицо (притоносодержателя - в содержании притона, посетителей - в потреблении наркотиков в данном помещении), а также их обнаружение и изъятие;
  • обнаружение и изъятие оружия и иных средств и предметов, при помощи которых лицо может оказать сопротивление сотрудникам милиции;
  • обнаружение документов, удостоверяющих личность обыскиваемых.

При себе у обыскиваемых лиц могут находиться как наркотики, так и медицинские приборы для их введения в организм (шприцы, иглы). Наркотики могут быть различных видов - жидкости в ампулах, таблетки, порошки, вязкое вещество и т. д.

Каждый объект, изымаемый при личном обыске, необходимо предъявлять понятым, чтобы обыскиваемый впоследствии не мог отрицать принадлежности ему изъятых предметов. В протоколе важно отмечать место, откуда изъят предмет, подробно описывать его внешний вид, при этом не должен предположительно указываться вид изымаемого наркотика на основании его запаха, внешнего вида, имеющихся надписей на таре и упаковке. Следователю необходимо лишь тщательно описать это, выводы же о принадлежности данных наркотиков к определенному виду могут быть сделаны лишь на основании экспертного исследования.

Для получения положительного результата к обыску нужно тщательно готовиться. При принятии решения о целесообразности его проведения необходимо иметь ответы на следующие вопросы:

  • что предполагается обнаружить при обыске;
  • достаточно ли собрано информации о лицах, у которых будет произведен обыск, месторасположении и планировке помещения, местонахождении искомого;
  • имеются ли, кроме обыска, другие средства получения доказательств, которые предполагается обнаружить при обыске;
  • достаточно ли времени для подготовки к обыску;
  • каковы возможные последствия неудачного обыска.

При подготовке к проведению обыска следует обратить особое внимание на:

  • пути обнаружения скрытого подхода к месту проведения обыска и способы проникновения в помещение;
  • разработку мер предотвращения попыток, обыскиваемых поднять тревогу, скрыться, спрятать или уничтожить доказательства;
  • вероятность активного сопротивления, в том числе вооруженного, со стороны обыскиваемых;
  • какие силы и средства они могут использовать для этого;
  • подготовку упаковочного материала для изымаемых доказательств;
  • вероятность обыска в других помещениях;
  • целесообразность и необходимость расширения обыскиваемых помещений;
  • понимание каждым сотрудником, принимающим участие в обыске, его цели, а также своей роли в нем.

Наряду с общими требованиями по осуществлению этого следственного действия, установленными уголовно-процессуальным законом, обыски по рассматриваемой категории дел следует проводить с учетом особенностей и характера преступной деятельности подозреваемого. Использование данных, полученных при задержании подозреваемого, а также оперативно-розыскной информации об объеме, виде, способах изготовления и хранения, источниках приобретения наркотиков и т. д. способствует правильному выбору направлений поиска и результативному отысканию следов и предметов преступной деятельности подозреваемого, которые при надлежащем процессуальном оформлении могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу.

Следует также иметь в виду, что наркотические средства растительного происхождения, а также отходы их изготовления имеют специфический, трудно скрываемый запах. В этой связи привлечение к участию в обыске кинолога со специально обученной собакой может повысить его результативность, особенно в случае необходимости обследования труднодоступных помещений или большой территории. Однако в помещении использование собаки может быть неэффективным - ее сбивает обилие запахов.

При производстве обыска следует сосредоточить внимание на отыскании определенных предметов. Это:

  • наркотические средства;
  • наркотикосодержащие растения и отходы, полученные при изготовлении наркотических средств;
  • орудия, предметы и приспособления для изготовления растительных наркотиков - мясорубки, кофемолки и т. д. со следами переработки маковых головок, приспособления для измельчения и просеивания листьев и других частей конопли, а также для прессования и придания гашишу определенной формы - прессы, домкраты и т. д., - на которых также могут остаться следы переработки конопли;
  • различные емкости и упаковочные материалы (полиэтилен, целлофан, пергамент и т. д.), препятствующие распространению специфического запаха;
  • медицинские инструменты и приспособления для употребления наркотиков (шприцы, весы, химическая посуда и т.д.);
  • различные химические приборы и реактивы, могущие служить прекурсорами для изготовления наркотических средств, посуда со следами вываривания (экстрагирования) наркотиков растительного происхождения;
  • записи и печатные материалы с описанием способов и химических реакций получения наркотических средств;
  • ацетон и другие растворители, которые могут использоваться при синтезировании наркотиков растительного происхождения;
  • проездные документы, географические карты регионов произрастания наркотикосодержащих растений, схемы автомобильных и железных дорог с пометками, письма, открытки, багажные и почтовые документы, квитанции о телефонных переговорах и денежных переводах, посылках и бандеролях, записи адресов и телефонов, а также другие источники информации.

При обыске помещений и транспортных средств нужно тщательно досмотреть труднодоступные места с целью обнаружения наркотиков, частей наркотикосодержащих растений и других следов, имеющих отношение к преступлению.

При обнаружении наркотического средства, расфасованного на мелкие разовые дозы, необходимо изъять и приспособления, которыми подозреваемый (обвиняемый) определял вес и объем.

Для повышения результативности обыска важно не только обнаружение и изъятие наркотических средств, а также предметов, им сопутствующих, но и соблюдение требуемого процессуальным законом порядка фиксации, закрепления и сохранения следов, свидетельствующих об их принадлежности подозреваемому (обвиняемому).

Изъятие и процессуальное закрепление следов пальцев рук, оставленных преступниками на предметах, имеет большое значение для изобличения подозреваемых (обвиняемых).

Во время личного обыска (ст. 184 УПК РФ) необходимо принимать меры, исключающие переговоры обыскиваемых, возможность с их стороны выбросить или уничтожить обнаруженные вещественные доказательства. Желательно, чтобы один из сотрудников находился возле обнаруженных предметов.

Проведение указанных действий следует оформлять протоколом личного обыска. Во всех случаях в протоколах следует тщательно описывать обнаруженные и изъятые наркотики, их упаковку, средства изготовления и приема, прекурсоры, а в необходимых случаях - одежду задержанного.

Освидетельствование

Согласно ст. 179 УПК РФ освидетельствование проводится для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производства судебной экспертизы. Освидетельствованию подлежит подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также свидетель с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний.

О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица.

По своей сути освидетельствование схоже с осмотром, но при этом осматривается живой человек. Отсюда и особенности его регламентации. Так, следователю, особенно если речь идет об изъятии биологических объектов (например, следов наркотических средств и др.), необходимо помнить, о существовании процессуальных гарантий защиты чести и достоинства освидетельствуемого лица. К ним относятся следующие положения: освидетельствование, если оно связано с обнажением человека, производится в присутствии понятых одного пола с освидетельствуемым; следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением данного лица.

На практике при освидетельствовании часто возникает путаница относительно того, кто непосредственно должен изымать следы, например, наркотических средств, с поверхности тела человека. Законодатель вменяет в обязанности следователя проведение освидетельствования. Следователь либо сам проводит изъятие интересующих его следов, либо привлекает в необходимых случаях врача. При этом врач по своему процессуальному положению является специалистом. Исключение составляет случай, когда следователь не может присутствовать при данном действии, так как оно сопровождается обнажением освидетельствуемого лица другого пола. В таком случае освидетельствование, а, следовательно, и непосредственное изъятие следов (обычно биологического происхождения), производится врачом или другим специалистом.

Наиболее часто при освидетельствовании лиц, проходящих по делам рассматриваемой категории, производят:

  • смыв с поверхностей ладоней, пальцев рук, полости рта на ватный или марлевый тампон, смоченный спиртом или какой-либо спиртосодержащей жидкостью (возможен любой органический растворитель, безопасный для здоровья человека);
  • соскоб вещества из-под ногтей, а в необходимых случаях срез последних;
  • осмотр тела освидетельствуемого с целью обнаружения и фиксации следов инъекций и их расположения;
  • выявление состояния наркотического опьянения или иных признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производства судебной экспертизы.

Допрос и очная ставка

Допрос (ст.ст. 187-190 УПК РФ) на предварительном следствии можно определить, как получение и фиксацию в установленном законом порядке показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых об известных им фактах, имеющих отношение к преступлению. Это - самое распространенное следственное действие, без которого невозможно представить ни одно расследование.

Виды допроса различаются в зависимости от:

  • процессуального положения допрашиваемого (допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого);
  • возраста допрашиваемого (допрос взрослого, несовершеннолетнего, малолетнего);
  • знания допрашиванием языка (с участием переводчика или без);
  • состава участников (с участием третьих лиц - переводчика, педагога и т.п. - или без оного);
  • места проведения допроса (кабинет следователя, лечебное учреждение, по месту работы, на месте происшествия и т. п.);
  • характера следственной ситуации (бесконфликтная или конфликтная). Бесконфликтная ситуация возникает при полном или частичном совпадении интересов допрашиваемого и допрашивающего (обычна при допросе потерпевшего или свидетеля). Конфликтная ситуация возникает, когда допрашиваемый не желает давать правдивые показания и оказывает противодействие допрашивающему;
  • проведение допроса по этому делу ранее (первичный, повторный, дополнительный допрос). Повторным считается допрос по тому же кругу вопросов, что затрагивались при первичном допросе. Дополнительный - когда показания даются по иным вопросам, чем при первичном допросе.

Проведение любого допроса можно условно разделить на два этапа: подготовка к допросу и проведение допроса.

Подготовка к допросу. Особое внимание здесь уделяется:

  • изучению специальных вопросов, которые могут возникнуть в ходе допроса;
  • определению круга обстоятельств, подлежащих выяснению; изучению личности допрашиваемого;
  • определению места, обстановки, времени и способа вызова на допрос;
  • определению круга участников допроса;
  • подготовке необходимых материалов и выбору технических средств фиксации;
  • составлению плана допроса.

Проведение допроса

Непосредственно проведение допроса любого участника процесса условно можно разделить на три этапа:

  • выяснение у допрашиваемого данных о его личности, необходимых для заполнения анкетной части протокола;
  • свободный рассказ допрашиваемого;
  • уточняющие вопросы.

Тактически правильно сначала выслушать свободный рассказ, потом записать его, а уточняющие вопросы и ответы на них фиксируются по мере выяснения.

Иногда выделяют и четвертую стадию - фиксация хода и результатов допроса, но, собственно говоря, на заключительном этапе идет всего лишь окончательное процессуальное оформление протокола (подписи допрашиваемого и следователя и т.п.).

Допросы свидетелей

Допрос в качестве свидетелей посетителей притонов -потребителей наркотиков является одним из наиболее ответственных и сложных следственных действий в процессе расследования дел данной категории. Эти лица сами либо под воздействием других лиц могут дать неправдивые показания. Поэтому необоснованное промедление с допросом недопустимо.

Допросы свидетелей проводятся только после возбуждения уголовного дела и оформляются протоколами.

При определении круга свидетелей и очередности их допросов следует исходить из объема данных, которыми они могут располагать. При прочих равных условиях информацию, интересующую следствие, легче получить от начинающих потребителей наркотических средств, нежели от хронических наркоманов.

Данные о личности допрашиваемого (причина начала потребления наркотиков, степень зависимости от наркотиков, обстановка в семье, по месту работы или учебы, источник негативного влияния, положительные качества и т. д.) целесообразно иметь до начала допроса или выяснять на его начальной стадии при достижении психологического контакта с допрашиваемым. Учитывая особенности личности потребителя наркотиков, необходимо убедить допрашиваемого, что его правдивые показания об источниках приобретения наркотиков будут свидетельствовать о желании порвать с пагубной привычкой и излечиться от болезни. В то же время укрывательство преступной деятельности лиц, распространяющих наркотики, влечет уголовную ответственность и способствует приобщению к потреблению наркотиков новых лиц.

В целях получения правдивых показаний от потребителей наркотиков следует также разъяснять положения законодательства о смягчающих и отягчающих вину обстоятельствах и о том, что лицо, добровольно сдавшее наркотические средства либо обратившееся в медицинское учреждение за оказанием помощи в связи с их немедицинским потреблением, освобождается от административной и уголовной ответственности за приобретение, хранение, перевозку и пересылку наркотиков.

В ходе расследования дел указанной категории рекомендуется допрашивать в качестве свидетелей родственников, соседей, сослуживцев обвиняемого (подозреваемого). В ходе этих допросов необходимо выяснить следующее:

  • когда, куда и на какой период выезжал подозреваемый;
  • наблюдались ли какие-либо отклонения от нормального поведения у подозреваемого и в чем они выражались;
  • кто посещал подозреваемого дома и по месту работы, каковы предлоги этих посещений;
  • потреблял ли подозреваемый ранее наркотические средства (в медицинских и не медицинских целях), когда именно;
  • принадлежность изъятых вещей, предметов, одежды, обнаруженных у подозреваемого.

Приведенный примерный перечень вопросов может быть расширен в зависимости от ситуации, которая возникла при расследовании конкретного преступления.

Кроме того, у свидетелей и очевидцев преступных действий рекомендуется выяснить следующие вопросы:

  • о каких противоправных действиях задержанного известно допрашиваемому;
  • очевидцем каких именно (где, когда) преступных действий задержанного оказался допрашиваемый;
  • в каком количестве и какое по внешнему виду вещество было изъято при задержании подозреваемого;
  • был ли ранее допрашиваемый знаком с задержанным. Если да, то при каких обстоятельствах познакомился, как может охарактеризовать его поведение;
  • какие действия предпринимал задержанный по сокрытию следов преступления.

Допрос подозреваемого (обвиняемого)

При выборе тактики допроса следует иметь в виду, что допрашиваемые - в основном потребители наркотиков, часть которых подвержена болезненному состоянию - наркомании. Как правило, они не склонны давать правдивых показаний. При этом начинающие потребители наркотиков в своих показаниях обычно более откровенны, чем хронические наркоманы. Готовясь к проведению допроса, надо учитывать это обстоятельство.

По таким делам следует придерживаться следующих тактических приемов допросов:

  • первый допрос указанных лиц должен быть максимально полным и детальным, поскольку в ходе следствия они нередко меняют свои показания;
  • подлежащих допросу притоносодержателей и потребителей наркотиков необходимо помещать раздельно, чтобы они не имели возможности до допроса договориться о даче заведомо ложных показаний.

Круг вопросов, подлежащих выяснению в процессе допроса подозреваемого, определяется конкретной следственной ситуацией, сложившейся на первоначальном этапе расследования. Во всех случаях выясняются следующие обстоятельства:

  • каков источник приобретения наркотического средства;
  • когда, кем, где, у кого приобретались наркотические средства;
  • приметы лица, сбывшего наркотики;
  • какова цель приобретения наркотиков;
  • потребляет ли допрашиваемый наркотики, если да, то с какого времени и при каких обстоятельствах начал их потреблять;
  • где (у кого) они хранились;
  • где и кому сбывались наркотические средства;
  • по какой стоимости сбывались или приобретались наркотические средства;
  • кого допрашиваемый знает из числа потребителей и распространителей наркотиков, какие ему известны источники поступления наркотиков, места их потребления;
  • когда и в каком месте происходил сбор наркотического сырья;
  • сколько раз допрашиваемый приезжал в данный регион для приобретения наркотиков;
  • пути следования, вид транспорта, используемого для поездки и планируемые пути выезда из региона;
  • где происходило изготовление наркотиков;
  • применяемые способы сокрытия наркотиков и преступных действий;
  • принадлежность изъятых и обнаруженных вещей, предметов, одежды подозреваемого;
  • сколько времени прошло с момента последнего потребления наркотического средства;
  • вид и количество употребленного последний раз наркотического средства;
  • не находится ли допрашиваемый в состоянии наркотического опьянения или абстиненции («ломки»).

Кроме того, следует учитывать, что нельзя допрашивать лиц, находящихся в состоянии наркотического опьянения. Такой допрос не будет иметь доказательственного значения.

Для достижения психологического контакта с допрашиваемым необходимо установить следующие данные:

  • причины потребления наркотических средств;
  • при каких обстоятельствах он начал потреблять наркотики, с какого возраста, какой вид наркотиков предпочитает остальным (т. е. получить как можно больше сведений о степени влечения допрашиваемого к наркотическим средствам);
  • обстановка и условия в семье, на работе, по месту жительства и учебы;
  • круг знакомств, роль допрашиваемого в неформальной группе;
  • положительные стороны личности допрашиваемого (интересы, увлечения и т. д.).

Обычно предъявление доказательств вынуждает подозреваемых признать конкретные эпизоды своей преступной деятельности, однако они выдают их за единичные, отрицают связь с другими преступниками, представляют себя лицами, оказавшими случайное содействие незнакомым людям. Несмотря на очевидную надуманность излагаемых фактов и обстоятельств, следователь должен детально проверить все версии подозреваемого.

Интересным тактическим решением является привлечение специалистов-криминалистов к участию в допросах. Такие случаи достаточно редки, но, учитывая положения УПК РФ, вполне возможны. Присутствие специалиста приводит к тому, что лицо, дающее показания, начинает более точно пересказывать события, зная, что его версия событий может быть здесь же проверена, например, информация о способах изготовления наркотиков и материалах, используемых для этого.

Другим эффективным тактическим приемом допроса, направленным на разоблачение ложных показаний, является максимальная детализация фактов, сообщаемых допрашиваемым. Причем чем больше ложных сведений сообщит лицо, тем легче его изобличить во лжи, так как вымышленные факты невозможно продумать до мелких подробностей, а тем более сохранить их в памяти. Кроме того, вопросы о мелких деталях преступления создают у допрашиваемого преувеличенное впечатление о том, что допрашивающий получил подробную информацию от других соучастников, очные ставки с которыми разоблачат его ложь. Подобная детализация необходима также в случаях правдивых показаний подозреваемого (обвиняемого) о незнакомых ему соучастниках для принятия мер к их установлению.

Например, подтверждением версии о том, что наркотики изготовлены самим подозреваемым (обвиняемым), может служить его детальный допрос об источниках получения сырья, подробном описании процесса изготовления и т. д. При изобличении ложной версии о приобретении наркотиков у ранее незнакомого лица допрашивающему целесообразно продемонстрировать знание особенностей взаимоотношений между наркоманами, обычаев и порядков преступной среды, уловок сбытчиков по сокрытию своих действий. Например, о том, что сбытчик наркотиков никогда не вступит в «деловой» контакт с незнакомым ему лицом из-за опасения быть ограбленным или же из страха, что неизвестный ему ранее покупатель может оказаться сотрудником милиции.

В зависимости от насыщенности дела доказательствами, а также устойчивости антиобщественной установки подозреваемый (обвиняемый) в ходе его допроса зачастую отрицает факт совершения преступления, связанного с наркотиками, и отказывается от дачи показаний. В основном это характерно для лиц с твердой антиобщественной установкой (длительное время похищавших, распространявших или употреблявших наркотики); ранее судимых за преступления, связанные с распространением наркотиков являющихся организаторами и активными членами преступных групп не доверяющих следователю; считающих, что позиция конфронтации наиболее затрудняет доказывание их вины (одной из разновидностей этой позиции является бесконтактное состояние, иногда связанное с симуляцией душевного или психического заболевания). Основная задача состоит в том, чтобы разобраться в причинах такого поведения и вывести подозреваемого из этого состояния.

Отказ от дачи показаний по делу не всегда означает, что подозреваемый не желает общаться со следователем. Поэтому целесообразно завязать беседу на отвлеченную тему, с тем чтобы на основе выявления жизненных интересов допрашиваемого установить с ним психологический контакт. Только после этого можно постепенно перейти к вопросам, связанным с существом дела. Нередко подобную позицию занимают несовершеннолетние (из ложно истолкованных представлений о настоящем товариществе), которым необходимо разъяснить ошибочность их представлений и очевидный вред для них такого поведения.

Если тактические приемы во время допроса не повлекли изменения позиции допрашиваемого, целесообразно предъявить изобличающие доказательства.

По преступлениям, совершенным группой, изменения изложенной позиции подозреваемого можно достигнуть посредством проведения очных ставок, во время которых возможно разоблачение лица, дающего ложные показания.

В случае отрицания подозреваемым факта совершения преступных действий с наркотиками и выдвижения алиби разоблачить его могут помочь повторные допросы и противоречия в его последних и ранее данных показаниях. Эффективности использования таких противоречий с целью получения правдивых показаний способствуют следующие условия:

  • противоречия следует фиксировать в протоколе сразу по ходу получения показаний (допрос целесообразно на этом этапе строить в форме «вопрос-ответ»);
  • выявленные противоречия необходимо использовать незамедлительно, если не требуется их дополнительной проверки;
  • иные доказательства вины подозреваемого следует использовать лишь после изложения им своей позиции (что может обострить ее противоречивость).

Однако, даже будучи уличенным во лжи, допрашиваемый испытывает большие психологические трудности, сопряженные с переходом от ложных к правдивым показаниям. В этот момент необходимо убедить подозреваемого дать правдивые показания, в связи с чем рекомендуется:

  • выяснить причины и мотивы ложных показаний и нейтрализовать их;
  • использовать выявленные положительные качества допрашиваемого;
  • разъяснить смысл положений закона, содержащих перечень обстоятельств, смягчающих ответственность.

Если подозреваемый почувствует действительную заинтересованность в его судьбе, то это будет самым надежным фундаментом его доверительной позиции и установления прочного психологического контакта на весь период расследования. Поэтому, стремясь раскрыть преступление, нельзя проявлять излишнюю поспешность в ходе допроса.

Когда обвиняемый дает ложные показания, то из тактических и этических соображений целесообразно сначала выслушать его, делая для себя определенные пометки, а затем, систематизировав эти показания, доказать обвиняемому нелогичность и бездоказательность выбранной позиции. Если допрашиваемый частично признает свою вину в совершении преступных действий (преуменьшение своей роли в расследуемом деле, объема похищенных, изготовленных или сбытых наркотиков, количества эпизодов сбыта-приобретения и т. д.), то необходимо выяснить, чем продиктована эта позиция.

Важно полно и детально зафиксировать показания обвиняемого. Если их вымышленная часть связана с попыткой переложить свою вину на соучастника, то это обстоятельство можно использовать при допросе последнего, который, будучи возмущен поведением своего сообщника, нередко меняет свою позицию, переходя от бесконтактного состояния или лжи к изложению правдивых или частично правдивых показаний. В этой ситуации проведенная после допросов соучастников очная ставка может окончательно восстановить реальную картину происшедшего.

Поскольку делам рассматриваемой категории часто присущ групповой и многоэпизодный характер, то при планировании последовательности допросов подозреваемых (обвиняемых) следует учитывать конкретную роль, значимость и уровень антисоциальной направленности членов группы, а также их поведение на предшествующих допросах. Это поможет тактически правильно определить последовательность проведения допросов.

Например, если организатор преступной группы активно отрицает факты своей деятельности, то целесообразно вначале допросить лиц, приобретающих наркотики (прежде всего тех, кто ранее давал правдивые показания). Соответственно в ситуации, когда члены группы боятся организатора, а последний дает правдивые показания, целесообразно в первую очередь допросить именно его.

В ситуации полного признания подозреваемым (обвиняемым) фактов незаконных действий с наркотиками, сопряженного с дачей развернутых показаний, допрашивающий должен правильно и четко сформулировать вопросы, предельно детализировать показания и точно их зафиксировать, не упустив ни одного важного обстоятельства.

Очная ставка

Очная ставка (ст. 192 УПК РФ) - самостоятельное следственное действие, которое по сути является одновременным допросом в присутствии друг друга двух лиц, в предыдущих показаниях которых имеются противоречия по определенным фактам.

Это действие можно считать одним из самых сложных по уровню психологической напряженности и влиянию на дальнейшие показания допрашиваемых лиц. Прибегать к нему нужно только в том случае, когда в показаниях двух лиц имеются действительно принципиальные для следствия противоречия. Обычные неточности и расхождения в показаниях всегда существуют, так как на процесс запоминания влияют свойства личности, эмоциональное состояние допрашиваемого на момент события, профессиональные навыки, а также неодинаковые условия восприятия (разное расстояние, угол зрения и т.п.). При этом следователь должен быть уверен, что участник очной ставки, дающий неправдивые показания, не сможет повлиять на другого ее участника. Если такой уверенности нет, то очную ставку лучше не проводить. В связи с этим особое место на этапе подготовки занимает характеристика личности участвующих в проведении очной ставки. Здесь большую помощь следователю может оказать даже не специалист-криминалист, а психолог, способный выяснить степень внушаемости лиц.

Результаты очной ставки различны и могут быть сведены к двум разновидностям:

  • один из участников отказывается от своих показаний. Это способствует установлению истины по делу, если отказ произошел из-за объективного уличения во лжи, а не из-за психологического воздействия на личность со стороны другого субъекта;
  • ни один из участников не изменил своих показаний, включая того, кто, по объективному мнению, следователя, давал правдивые показания. Такой результат повышает вероятность того, что данный участник очной ставки действительно давал правдивые показания.

Использование специальных познаний при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ

Исследования, проводимые в ходе работы по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, условно можно разделить на просто исследования, предварительные исследования и экспертизы. Первые два вида, как правило, проводятся вне уголовного процесса, тогда как судебная экспертиза находится в рамках уголовного процесса и ее заключение признается в судопроизводстве одним из видов доказательств.

Поскольку в основе признания деяния преступным лежит, прежде всего, факт установления групповой принадлежности вещества и отнесение его к наркотическим или психотропным, то без проведения практически всего указанного выше спектра исследований выявить, раскрыть и расследовать преступные деяния, связанные с наркотиками и сильнодействующими веществами, невозможно.

Всех лиц, чьи специальные познания применяются для решения задач, возникающих в сфере судопроизводства, обычно называют специалистами. Однако в уголовном процессе четко выделяют следующие процессуальные фигуры: эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ст. 57 УПК РФ); специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ).

Кроме того, термин «специалист» используется в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности». В ней говорится, что «в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино-и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде». При этом «должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе». Вполне понятно, что под «специалистом» в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» подразумеваются лица, обладающие научными, техническими и иными специальными знаниями, которые при этом действуют вне уголовного процесса, т. е. в рамках оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, мы имеем дело с терминологическим несоответствием УПК РФ и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Естественно, что с точки зрения УПК РФ лицо, обладающие специальными познаниями и привлекаемое к участию в оперативно-розыскных мероприятиях, не может выступать в качестве специалиста. Это - сведущее лицо. Поэтому, чтобы избежать путаницы терминологий, мы, говоря о непроцессуальной деятельности лица, обладающего специальными познаниями, будем именовать его сведущим лицом.

Исследования и предварительные исследования

Исследования, проводимые сведущим лицом в рамках оперативно-розыскных мероприятий, можно разделить на просто исследования и предварительные исследования. Разница между ними по роли в доказывании носит принципиальный характер.

Результаты предварительных исследований не могут быть признаны доказательствами по делу, так как они носят предварительный, ориентировочный характер. Их задача - дать оперативную информацию для продолжения работы.

Результаты иных исследований или иные документы, составленные с помощью специалиста, могут выступать в качестве доказательств, если они отвечают всем требованиям, необходимым для предания им такого статуса. К сожалению, все эти вопросы далеко не однозначны, поэтому остановимся на них подробнее.

Предварительное исследование - это непроцессуальное криминалистическое исследование объектов, проводимое как до, так и после возбуждения уголовного дела с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных проверяемых лиц, а также для получения быстрой ориентировочной информации по делу.

Обычно исследование проводится по письменному поручению органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, лицами, обладающими специальными познаниями. Считается, что при наличии стандартизированных методик исследования могут проводиться и непосредственно сотрудниками оперативных аппаратов (например, определение наркотического средства с помощью экспресс-тестов). Однако на практике информация, полученная сотрудником оперативного аппарата с помощью экспресс-теста, никогда не играет роли в принятии решения о наличии оснований для возбуждения уголовного дела. Она имеет исключительно оперативное значение и нуждается в закреплении или посредством назначения экспертизы (что теперь не возбраняется и до возбуждения уголовного дела), или путем проведения специалистом предварительного исследования с последующим закреплением его результатов в уголовном процессе посредством назначения экспертизы, но уже после возбуждения уголовного дела. Причины этого различны - неотработанность тестов, дающих слишком большую вероятность ошибки (некоторые тесты определяют не саму молекулу наркотического веществ, а только имеющейся в ней радикал, который может присутствовать и в иных ненаркотических соединениях); необходимость определения количества наркотического вещества, содержащегося в смеси или в растении, что иногда принципиально для признания их наркотическими средствами и т. д.

Результаты предварительных исследований оформляются справкой, составленной лицом, производившим исследование.

Следует отметить, что ст. 74 УПК РФ допускает в качестве доказательств:

  • показания подозреваемого, обвиняемого;
  • показания потерпевшего, свидетеля;
  • заключение и показания эксперта;
  • заключение и показания специалиста (п. 3.1 введен Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ);
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • иные документы.

Результаты иных исследований или иные документы, составленные с помощью специалиста, могут выступать в качестве доказательств, если они отвечают всем требованиям, необходимым для придания им такого статуса. Однако здесь нужен индивидуальный подход.

Например, в деле С. фигурировал препарат «тарен». Для выяснения информации о нем и последствиях его применения была затребована справка от специалистов в области судебной психиатрии и токсикологии, в которой они указали, что медицинский препарат «тарен» существует в действительности. При приеме внутрь он воздействует на центральную нервную систему, вызывая эффект опьянения и острые психозы различной степени выраженности, зависящей от дозы препарата. Эти явления носят более выраженный характер при приеме большой дозы тарена (например, трех таблеток). На фоне алкогольного и наркотического опьянения эти эффекты также усугубляются. Такая справка может быть признана доказательством, а именно «заключением специалиста», так как отвечает всем требованиям, предъявляемым к доказательствам - относимостью, достоверностью и допустимостью. Среди прочего здесь нет умозаключений специалистов, нет исследований, присутствует только констатация существующих фактов.

Судебная экспертиза

Судебная экспертиза - это одна из форм применения специальных знаний для доказывания в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не дает точного определения судебной экспертизы, однако все случаи ее назначения, регламентация проведения и особенности оценки оговорены в нем достаточно подробно. Этого вполне достаточно, чтобы понять ее сущность - изучение экспертом или экспертами по заданию следователя или суда (иногда исходящего из ходатайств сторон) представленных в установленном законом порядке объектов с целью получения сведений, имеющих значение для дела. По результатам исследований экспертом составляется заключение, форма написания которого строго регламентирована.

Законодательное определение судебной экспертизы встречается в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. При этом заключением эксперта считается письменный документ, отражающий ход и результаты проведенных исследований.

Назначение экспертиз

Существует определенный порядок назначения любой судебной экспертизы.

В случаях, когда речь идет о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, следователь возбуждает перед судом ходатайство, в котором отражается та же информация, что и в традиционном постановлении о проведении экспертизы.

Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, в котором указываются:

  • основания назначения судебной экспертизы;
  • фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;
  • вопросы, поставленные перед экспертом;
  • материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Правильное написание постановления и точность описания представляемых на исследование предметов не является пустой формальностью. На практике нередки случаи, когда в постановлении описываются предметы, размеры которых не соответствуют параметрам объектов, изъятых в результате проведения следственных действий, или они вообще не фигурируют в протоколах. Сразу же возникают вопросы: откуда появились в деле эти предметы и где заключается ошибка - в неточностях описания изъятых предметов в протоколах или в том, что «подложные» предметы, не имеющие отношения к рассматриваемому делу. В некоторых случаях восстановить реальную последовательность событий практически невозможно. Это особенно характерно для дел, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами. При изъятии наркотиков их иногда не только неправильно описывают, но и взвешивают. Необходимо учитывать, что погрешность используемых следователем весов (установленная для этой модели) может не совпасть с допустимой погрешностью весов эксперта. Указанный случай характерен для синтетических веществ, оборот которых в притонах обычно идет в небольших весовых количествах. В случае растительных наркотиков важным фактором является их влажность - при транспортировке они могут просто подсохнуть, что повлияет на их вес.

Случаи обязательного назначения судебной экспертизы; особенности ее проведения в отношении потерпевшего и свидетеля; помещение в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы; порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы - все эти вопросы детально регламентированы уголовно-процессуальным законодательством.

После вынесения постановления следователь в обязательном порядке должен ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить им их права. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела

Сам факт возможности такого исследования, имеющего статус экспертизы, именно до возбуждения уголовного дела является абсолютно новым в российском процессе. В УПК РФ об этом есть только одно упоминание - в ст. 146 «Возбуждение уголовного дела публичного обвинения» говорится, что к постановлению следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, направляемого прокурору для получения его согласия, «прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) - соответствующие протоколы и постановления».

Оценка судебного экспертного заключения

Организации и содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ и склонения к их потреблению относятся к числу составов, где доказывание невозможно без проведения судебной экспертизы.

Уголовно-процессуальное законодательство обязывает суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выяснения всех данных, имеющих значение для правильного разрешения вопроса о степени виновности конкретного лица. Согласно ст. 73 УПК РФ доказыванию при производстве по уголовному делу подлежат следующие обстоятельства:

  • событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
  • виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
  • обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
  • характер и размер вреда, причиненного преступлением;
  • обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
  • обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
  • обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Также подлежат выявлению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Очевидно, что экспертиза может помочь в решении практически каждого из перечисленных вопросов.

Следует понимать, что закон не предусматривает какого-то особого положения экспертных заключений среди других доказательств по делу. Подход к их оценке такой же, как и к другим доказательствам.

Учитывая всю важность экспертного заключения для доказывания по делу, законодатель четко регламентировал практически все этапы его формирования, включая указания по его содержанию. Такая регламентация рассчитана на обеспечение достоверности выводов и материала для их оценки. Поэтому любое процессуальное нарушение в оформлении заключения ведет либо к снижению его доказательственного значения, либо автоматически к непризнанию результатов. Все зависит от конкретной ситуации.

Условно можно выделить несколько этапов оценки экспертного заключения:

  • соблюдение общих процессуальных норм;
  • оценка самого заключения на предмет полноты, достоверности и аргументированности выводов;
  • соответствие выводов другим имеющимся по делу доказательствам.

Начинать целесообразно с проверки соблюдения принципиальных процессуальных норм, касающихся в первую очередь соблюдения прав участников процесса при назначении и производстве экспертизы:

  • имел ли право эксперт на производство этой экспертизы (его квалификация, специальность, отсутствие оснований для отвода и т.п.);
  • правильно ли процессуально получены объекты и образцы для исследований;
  • существуют ли иные процессуальные нарушения, делающие заключение эксперта юридически не действительным (например, отсутствие подписи эксперта) и т.д. Все нарушения такого плана приводят к доказательственной несостоятельности экспертизы, и дальнейшая оценка уже не требуется.

Вторым этапом оценки экспертного заключения можно считать непосредственную оценку самого заключения на предмет полноты исследования, достоверности и аргументированности выводов, обоснованности выбора методик. Практика показывает, что заключения экспертов все еще оцениваются достаточно поверхностно. Часто оставляется без внимания то, что в них отсутствует исследовательская часть, нет данных экспериментальных действий с представленным на экспертизу предметом. Это особенно характерно для исследования наркотиков.

Необходимость серьезного отношения к оценке именно исследовательской части заключения важно еще и потому, что постоянно появляются новые виды объектов (оружие, платежные карты и т.д.), методики их исследования не разработаны, и их восприятие и трактовка экспертами неоднозначны.

Стадия непосредственной оценки самого заключения является наиболее специфической, так как следователь или судья не являются специалистами в тех областях знаний, достижения которых были использованы при формировании выводов. Но это совершенно не означает, что указанные лица не способны оценить заключение. Если уголовно-процессуальным законодательством на следователей и судей возлагается обязанность оценки экспертных заключений, то существует и отработанная система ее реализации. Можно выделить три процессуальных направления, помогающих следователю и суду при оценке научной составляющей экспертного заключения: строгая регламентация написания заключения, возможность привлечения специалиста и процессуальные формы уточнения (допрос эксперта, дополнительная, комиссионная и повторная экспертизы).

Регламентация написания заключения эксперта

Схема написания экспертного заключения регламентирована законом таким образом, чтобы дать исчерпывающую информацию о примененных методиках и методах исследования, зафиксировать результаты их использования и всю логическую схему исследования, позволившую эксперту прийти к мнению, отраженному в выводах. Если в заключении отражены все моменты, о которых упоминает законодатель, то этого вполне достаточно для его оценки не только специалистом, но и следователем. «Необоснованность выводов, нарушение аргументации, «скомканность» исследовательской части - первые признаки некачественной экспертизы, которые очевидны всем».

Согласно ст. 204 УПК РФ «в заключении эксперта указываются:

  • дата, время и место производства судебной экспертизы;
  • основания производства судебной экспертизы;
  • должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;
  • сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;
  • сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
  • вопросы, поставленные перед экспертом;
  • объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;
  • данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;
  • содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;
  • выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью».

Последнее положение - о материалах, иллюстрирующих заключение эксперта, заслуживает особого внимания для дел рассматриваемой категории. При проведении исследований наркотиков именно на основании приборных показаний и делаются выводы об отнесении вещества к наркотическим или сильнодействующим. Без них все утверждения эксперта голословны. Поэтому они логично являются частью экспертного заключения и несут доказательственное значение.

Привлечения специалиста для консультации

Ст. 58 УПК РФ декларирует, что специалист среди прочего привлекается и для «постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Как правило, обращение к специалисту со стороны следователя, защитника или суда происходит, если появились некие сомнения относительно содержания и выводов заключения эксперта или неясности в его содержании. Однако привлечение специалиста вполне возможно и просто для пояснения смысла примененных методик, специальных терминов и т.п.

Процессуальные формы уточнения содержания заключения эксперта

К процессуальным формам уточнения информации, содержащейся в заключении эксперта, можно отнести допрос эксперта, а также назначение ряда дополнительных экспертиз -повторной, дополнительной и т.п.

Допрос эксперта (ст. 205 УПК РФ) проводится для разъяснения данного им заключения. Поэтому естественно, что допрос эксперта до представления им заключения не допускается. К тому же эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы. Следователь принимает решение о производстве допроса эксперта либо по собственной инициативе, либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого и его защитника. Показания эксперта допускаются в качестве доказательств по делу (ст. 74 УПК РФ).

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту (ст. 207 УПК РФ).

В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту (ст. 207 УПК РФ).

Третьим и заключительным этапом проверки экспертного заключения можно считать проверку его соответствия другим имеющимся по делу доказательствам. Она проводится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления этого заключения с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также посредством получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ). Это один из самых сложных этапов, о котором, к сожалению, нередко забывают на практике, если стоят на ошибочной позиции - предпочтительного положения экспертиз среди доказательств по делу. На практике этот этап во времени порой не разделим со вторым.

К тому же, исходя из общих правил оценки доказательств, после полного, всестороннего и объективного рассмотрения каждого из них необходимо переходить к обнаружению противоречий между ними и их устранению. Совокупность именно всех доказательств, а не некоторых выборочных, должна не оставлять никаких сомнений в правильности итогового вывода по уголовному делу. То же самое относится и к экспертизам, причем сравнение необходимо проводить со всеми доказательствами по делу, включая и иные экспертизы.

Для быстрого и эффективного раскрытия любого вида преступлений, включая преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, необходимо знать, как данные преступления совершаются. Вместе с тем, сотрудники органов внутренних дел испытывают определенные трудности, обусловленные спецификой данного вида правоохранительной деятельности, обширной нормативной правовой базой, регламентирующей оборот наркотиков, а также необходимостью длительного и процессуально достоверного документирования преступной деятельности. Более того, практика расследования уголовных дел, связанных с организацией или содержанием притонов для потребления наркотических средств и психотропных веществ, свидетельствует о том, что выявление преступлений по ст. 232 УК РФ, как правило, требует большого промежутка времени, рассматриваемое преступление сложно для расследования и собирания доказательств.

Для положительного результата в организации работы по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, связанных с организацией либо содержанием притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ необходимо взаимодействие всех служб и подразделений ОВД. Начальникам МОБ органов внутренних дел необходимо координировать подразделения и силы милиции общественной безопасности в выявлении преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ. Прежде всего, эффективность выявления наркопритонов зависит от работы по сбору первоначального материала участковыми уполномоченными милиции. Поэтому целесообразно регулярное проведение инструктажей и занятий по изучению методики выявления и документирования рассматриваемых преступлений. Участковым уполномоченным милиции необходимо наладить взаимодействие с населением по вопросам предоставления информации в отношении лиц, которые возможны причастны к организации либо содержанию притонов. Начальникам подразделений дознания органов внутренних дел необходимо организовывать обучение личного состава наружных служб милиции общественной безопасности приемам и методам выявления и документирования преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ, контролировать качество сбора материала, а также ход расследования уголовных дел по рассматриваемой статье УК РФ.

При раскрытии и расследовании дел о преступлениях, связанных с организацией либо содержанием притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ, органы внутренних дел выявляют причины и условия, способствующие их совершению, и в установленном порядке реагируют на них.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!