Криминологические проблемы борьбы с организованной преступностью

Криминологические проблемы борьбы с организованной преступностью

Организованная преступность - это и сложная система организованных преступных формирований, их отношений и деятельности, и социальное явление. На современном этапе своего развития организованная преступность приобрела характер реальной угрозы безопасности Российской Федерации. Именно по этой причине в основу деятельности по борьбе с указанным явлением должны быть положены изучение, анализ и оценка криминальной ситуации, складывающейся в рассматриваемой сфере, для дальнейшего прогнозирования и выработки обоснованных управленческих решений.

Любой вид групповой или индивидуальной деятельности в качестве непременного условия достижения поставленных целей всегда предполагает четкость в обозначении объекта, на который эта деятельность направлена. Данная аксиома целиком и полностью относится и к деятельности подразделений органов внутренних дел, осуществляющих борьбу с организованной преступностью. В этой связи четкое определение понятия организованной преступности через установление ее обьекто-образующих элементов становится ключевым. Ведь от того, насколько четко будет обозначена грань, отличающая одни организованные преступные формирования от других, одну организованную противоправную деятельность от иной, зависит строгость очертаний служебной и, прежде всего, оперативно-розыскной компетенции различных подразделений МВД России, ведущих борьбу с такими крайне опасными социально негативными явлениями, какими являются, с одной стороны, организованная, а с другой - групповая преступность.

В этой связи существует потребность в серьезном научном изучении структурных образований организованной преступности. Теоретическое осмысление проблемы предполагает создание целой системы социальных, экономических, правовых, криминологических критериев, таких, например, как уровень организованности, степень профессионализма, сферы преступной деятельности, организационно-правовое положение преступного образования в легальных структурах общества, степень устойчивости и количественный состав, коррумпированность, национальная принадлежность, размер причиненного ущерба, социально-экономические характеристики участников преступных образования и др., определяющих ее природу, причины и условия существования, направления борьбы с ней.

В юридической литературе существует множество определений организованной преступности и организованной преступной деятельности, однако юристам-правоприменителям следует оперировать понятиями, прописанными в законе. Но. тем не менее, мы рассмотрим наиболее интересные для нас научные изыскания и теоретические выкладки по данному вопросу.

Для начала выделим наиболее типичные, с криминологической точки зрения, организованные формы криминальных образований.

Простая организованная группа. Это относительно простая форма объединения преступников в группы численностью в среднем два - четыре человека. Хотя такие группы и являются организованными, устойчивыми и сплоченными и их действия носят предумышленный, спланированный характер, в то же время в них нет сложной структуры, строгой соподчиненности, четко выраженного лидера. Причем и способы совершения преступлений, как правило, одни и те же, и они четко отработаны. По результатам проведенных исследований удельный вес таких групп в числе организованных преступных образовании составляет около 20%.

В простые организованные группы объединяются расхитители, мошенники, квартирные воры, уличные грабители и иные. Максимальная длительность функционирования таких групп 3—4 года, хотя чаще этот срок гораздо меньше, к тому же происходит смена участников преступной деятельности. В значительной степени продолжительность существования групп этого типа зависит от профессионализма и квалификации преступников, эффективности работы правоохранительных органов.

Структурная организованная группа. По сравнению с простой организованной группой структурная организованная группа отличается большей устойчивостью, иерархичностью, соблюдением принципа единоначалия. Численный состав таких групп - пять, десять и более человек. Преступная деятельность носит постоянный характер, чаще это совершение имущественных преступлений либо преступлений, связанных с насилием, но имеющих конечной целью получение прибыли. Увеличение количественного состава, четко выраженная цель занятия преступным промыслом определяют необходимость жесткого единоначалия. Лидер организованной структурной группы определяет направленность действий группы, планирует и готовит преступления, распределяет роли.

Роли, распределяемые между участниками, более сложны и реализуются не только в момент совершения преступного деяния, но и в фазах приготовления к преступлению и последующих действий, т.е. сбора необходимой для совершения преступлений информации, технического обеспечения, реализации похищенного, сокрытия следов преступлений и пр.

Для обеспечения своей деятельности структурная организованная группа вынуждена взаимодействовать с другими преступными элементами, такими как подделыватели документов, технические работники, скупщики краденого и т. д. Лидеры этого типа образований уже не могут не вступать в контакт с руководителями других групп и группировок (как это возможно в простой организованной группе). Поскольку в сферу их деятельности вовлечено гораздо большее число людей, они активно заполняют определенное «криминальное пространство» и связаны с другими преступными образованиями некоторыми взаимоотношениями, Такие группы не занимаются контролем определенной территории, доходных точек (для этого необходимы более многочисленные формирования), но и между структурными группами могут возникать конкурентные отношения.

Этот тип групп часто совершает профессиональные кражи (квартирные, автомобильные), грабежи, разбои, мошенничества, хищения, вымогательства, осуществляет контрабанду. Серьезных коррумпированных связей у таких групп, как правило, не имеется, возможен определенный контакт на низовом уровне (отделение милиции, РУВД, подразделения местной исполнительной власти), основанный скорее на личных отношениях или лично-корыстном интересе.

Организованная преступная группировка. Организованные преступные группировки - многочисленные преступные образования, объединяющие в своих рядах десятки и даже сотни лиц, активно занимающихся преступной деятельностью. Например, такие известные в Москве и Подмосковье группировки, как Солнцевская, Люберецкая, Долгопрудненская, насчитывали в своих рядах, по разным оценкам, от 300 до 500 активных участников.

Изучение группировок позволяет выделить ряд разновидностей этих формирований, различающихся по связям, субкультуре, иерархии, способам деятельности, национальным особенностям и т.п. Наиболее же ярко выделяются два вида.

«Команда» (или «бригада») - своеобразная форма функционирования организованных преступных образований, в основе которой лежит объединение по территориальному признаку (т. е. по месту жительства) выросших вместе ребят, знавших друг друга с детства. По мере разрастания «команды» в нее попадают взрослеющие подростки, а также ранее судимые лица. К началу эпохи коммерциализации общества эти «команды», до того промышлявшие хулиганством, кражами, уличными грабежами, уже были в достаточной степени организованы и смогли обложить данью новоявленных бизнесменов. Постепенно разрастаясь, приобретая криминальный опыт, накапливая капитал и устанавливая связи, в том числе с профессиональными преступниками, они усиливали свое влияние, расширяли контролируемые территории, подавляя конкурентов.

«Община» - преступное образование, состоящее в своей основе из не местных жителей, в первую очередь выходцев из Закавказья (азербайджанская, чеченская, грузинская, дагестанская «общины»), а также из компактно проживающих иностранцев (вьетнамцев, корейцев, китайцев). В структурных взаимосвязях «общины» в качестве цементирующего звена выступает национальный, родовой признак, основанный на вековых традициях безоговорочного признания авторитета старшего (имеющий сходство со структурой сицилийской преступности, также зародившейся на фундаменте патриархальной семьи, родственного объединения «коска»). «Общины», промышлявшие до развития частного предпринимательства рыночной торговлей (в том числе торговлей наркотиками и оружием), составили серьезную конкуренцию местным группировкам, завладели значительной территорией, играя серьезную роль в криминальной среде.

Уровень организованности «команд» и «общин» в общей массе ниже, чем у организованных структурных групп и банд, хотя общие основы дисциплины, иерархичности, соподчиненности, цементируемые силовыми санкциями, ощущаются и действуют среди всех членов группировки.

В подобных образованиях существует руководящее звено из лиц, посвятивших себя исключительно преступной деятельности. Численность этого звена - в зависимости от общей численности - примерно 10% от общего числа членов и несколько (3-8) ярко выраженных лидеров, определяющих направление деятельности группировки. За ними стоит основная масса конкретных исполнителей (боевиков) - молодых ребят с уже определенной криминальной направленностью. Группировка не является монолитным образованием и состоит из многих групп различного уровня организованности, численностью - 515 человек. Рамки этих групп четко не очерчены, и лидерство на этом уровне менее заметно, нежели на уровне «авторитетов».

Группировки занимаются не только совершением конкретных преступлений, но и осуществлением постоянного контроля определенного района (сбор дани и вымогательство «за охрану» с точек общепита, коммерческих павильонов, кооперативов, частных предприятий, проституток, преступников индивидуалов), оказывают серьезное влияние на уровень его криминальной зараженности.

Зачастую лидеры, собрав достаточные суммы, вступают в сферы легального бизнеса, используя в нем средства, добытые преступным путем, становятся генеральными и коммерческими директорами коммерческих структур, банков, вступают в непосредственные контакты с представителями законодательной и исполнительной власти, с работниками правоохранительных органов, опутывая их сетью коррупционных связей.

Бандитское формирование. Бандитизм представляет собой форму организованной преступности, заключающуюся в создании вооруженной группы, имеющей целью совершение преступлений, выражающейся, как правило, в нападении на государственные и общественные предприятия, отдельных граждан. Бандитские образования отличаются повышенной опасностью вследствие открытого характера нападений.

Вооруженность и готовность применения оружия - обязательный атрибут деятельности банды. Численный состав банды редко превышает 10 человек. Среди всех преступных образований банды отличаются самым высоким уровнем организованности, строжайшей соподчиненностью, беспрекословным подчинением главарю.

Банды функционируют самостоятельно, их преступная добыча представляет собой чаще всего деньги, валюту, оружие, антиквариат, драгоценные камни и металлы.

Однако происходящие в обществе социально-экономические изменения, рост уровня организованной преступности, ее влияния в жизни общества, тенденции к монополизации, имеющие место в преступной среде, не могли не влиять и на положение банд в этой системе. Все чаще они привлекаются преступными группировками и синдикатами к своей деятельности, выполняя различные криминальные заказы (завладение оружием, ликвидация неугодных лиц, участие в разборках и прочее). Уголовное законодательство не предусматривает какой-либо типологии банд, хотя в юридической литературе предпринимались попытки их классификации, в частности А. С. Емельяновым, выделявшим три типа банд, соответствующих трем стадиям развития устойчивости банд.
Представляется обоснованным выделение следующих трех категорий банд по их преступной направленности, условно называемых «классическая банда», «специализированная банда» и «заказники».

Классическая банда. Определение «классическая» отражает совершение такими бандами традиционных для шаек (в дореволюционной России), банд преступлений, таких как нападения на банки, сберкассы, инкассаторов, магазины, кафе с целью завладения деньгами, на прииски, музеи, квартирные налеты, зачастую сопряженные с убийствами и причинением потерпевшим телесных повреждений.

Специализированная банда. Особенность этого вида банд заключается в том, что они практикуются на совершении одного, максимум двух видов преступлений путем открытого нападения, с использованием оружия, нередко с причинением потерпевшим повреждений, совершением убийств. Чаще всего это нападения на банки, инкассаторов, магазины.

Заказники. Банды, совершающие преступления по «заказу», существовали, по-видимому, всегда, но особенное распространение получили в последние годы в связи с развитием рыночных, а вместе с ними и конкурентных отношений среди криминально настроенной части предпринимателей. Появилась и преступная потребность в оказании силового давления на конкурентов, причинения им имущественного и иного вреда, вплоть до физического уничтожения. В преступном мире повысился спрос на наемных убийц-киллеров и разбойников, которые находились среди ранее судимых, бывших спортсменов, демобилизованных солдат и офицеров, проходивших службу в «горячих точках».

Группы очень малочисленны, хорошо подготовлены физически, вооружены, активны, отличаются серьезной конспирацией. Профессиональные заказники обычно не входят в преступные группировки, хотя и могут иметь связи с их лидерами-заказчиками, не афишируя себя среди рядовых участников. Преступления совершаются за оговоренную плату. Следственная и судебная практика пока бедна материалом для тщательного анализа этого вида банд ввиду относительно небольшого числа раскрываемых дел.

Преступное сообщество. Под термином «преступное» в данном случае следует понимать в первую очередь сочетание противозаконной и легальной деятельности, использование недостатков экономическо-правовой системы для получения преступной прибыли, получение или присвоение определенных административных полномочий, наличие влияния в представительных и исполнительных органах власти.
Таким образом, преступные сообщества - это преступные объединения, по степени организованности и характеру деятельности вышедшие за рамки собственно преступных формирований и сочетающие в своей деятельности как противозаконные, так и легальные формы деятельности. Нередко они оказывают влияние на местную политику и направления социально-экономического развития.

Внешние формы сообществ, количественный состав, структурные построения и взаимодействия отличаются большим разнообразием в зависимости от направленности, характера деятельности, однако они всегда имеют легальную «крышу» в виде различных коммерческих структур (предприятии, товариществ, СП, акционерных обществ, фондов, ассоциаций, банков), которые служат для различного рода афер, отмывания денег и др. Такие образования часто организуют игровой и шоу-бизнес (казино, игровые автоматы, бильярдные, увеселительные заведения). Для обеспечения защитных функций привлекаются преступные группировки, которые, кстати, и являются фундаментом для создания качественно новых и более доходных организованных преступных формирований.

Во главе преступных сообществ, как правило, стоят несколько человек, обладающих приблизительно равным, хотя и не всегда, положением. Вокруг них в зависимости от рода деятельности и численности образования группируется от десятков до сотен членов. С еще большим количеством лиц поддерживаются разного рода взаимоотношения, и они привлекаются по мере необходимости за плату для выполнения конкретной работы, как легальной, так и противозаконной. Используя материалы ряда зарубежных и отечественных авторов, а также данные, получаемые в результате изучения материалов уголовных дел, обобщений прокуратуры и МВД, можно выявить общие черты преступных сообществ. Они в той или иной мере могут характеризовать и другие формы организованной преступности, в частности преступные группировки, но тем не менее наиболее применимы именно к преступным сообществам:

  • деятельность преступных сообществ носит постоянный характер, это деятельность преступного характера на постоянной основе;
  • деятельность преступного сообщества всегда имеет характер преступного предпринимательства и, в отличие от обычной уголовной преступности, в том числе и организованной, всегда связана с предоставлением определенных товаров и услуг.

По этому поводу криминологами США введены термины, характеризующие деятельность таких образований как рискованное деловое предприятие, постоянно действующее преступное предприятие. Кстати, этот вывод в свое время был сделан одним из первых исследователей организованной преступности, У. Диллманом, в 1931 г., в разгар ее формирования в Соединенных Штатах в период «сухого закона» на ночве преступного предпринимательства в области контрабанды, подпольного производства и продажи спиртного.

Вывод У. Липпмана полностью подтвердился в середине 80 - 90-х годов в нашей стране в период рыночных изменений в экономике и проявился в нелегальном поставлении дефицитного товара, предварительной его скупке в государственной торговле, торговле наркотиками и оружием, спрос на которое резко вырос в связи с обострением политической ситуации; в завуалированном хищении денежных средств из банка под видом кредита.

Упомянутая преступная предпринимательская деятельность осуществляется в наиболее выгодных, рентабельных, с точки зрения получения максимальной нелегальной прибыли, социальных сферах для получения прибыли путем незаконной деятельности в тех сферах производства товаров и услуг, на которые есть большой общественный спрос.

Конечная цель деятельности преступных сообществ, состоящая в получении высоких прибылей, достигается путем установления контроля над какими-либо сферами социальной деятельности, некоторыми структурами общества. Последнее означает монополизацию соответствующих рынков и внедрение с помощью коррупции в легальные структуры и органы управления обществом.

Для преступных сообществ и преступных группировок, служащих фундаментом для появления первых (лидеры преступных группировок, добыв достаточный капитал, установив необходимые связи и опираясь на силу своих коллег из группировок, создают коммерческие структуры), отличительной чертой является проникновение в легальный бизнес с целью отмывания преступно добытых денежных средств и получения на их основе дополнительных прибылей.

Непосредственное функционирование рассматриваемых образований обеспечивается при помощи отработанного арсенала мер экономического и силового (в том числе насильственного, вплоть до физического устранения) воздействия, давления, нажима и удержания в повиновении лиц, действия которых приносят пользу сообществу, а кроме того, для обеспечения конспирации и сокрытия преступной деятельности.
В деятельности преступных сообществ неизбежно проявляются экспансионистские и монополистические тенденции. Эта неизбежность вытекает из стремления сообществ к получению сверхприбылей, увеличению сферы своего влияния, что, в свою очередь, порождает конкурентные отношения между организованными преступными формированиями, ведущие к вооруженным «разборкам».

Неотъемлемой чертой сообществ является высокий уровень организованности, наличие коррупционных связей, оказание влияния на местные законодательные и исполнительные органы власти, создание определенного лобби в высших органах власти, возможность получения отвечающих интересам образования решений органов, распоряжающихся имуществом, связь с правоохранительными органами и даже возможность их использования в преступных интересах; возможность привлечения для своей защиты хороших адвокатов и консультантов, иные связи.

Кооперация профессиональных преступных лидеров. Это образование можно лишь очень условно отнести к категории организованных объединений. Оно состоит из руководителей преступных группировок, сообществ, «авторитетов», «воров в законе». Это своеобразный преступный «клуб», деятельность которого основывается на уголовных традициях и неформальных законах, необходимости противостоять не преступному миру, а правоохранительным органам, а также на выработке общей преступной политики, развития межрегиональной и международной деятельности, сдерживания процесса межгрупповых криминальных разборок. Особенно сильны уголовные традиции в местах лишения свободы.

В появлении сложных преступных образований типа группировок и сообществ ясно прослеживается набирающая силу тенденция к сращиванию общеуголовной и экономической организованной преступности. Насильственная деятельность как бы обеспечивает экономическую деятельность организованного преступного образования. Такое сращивание является одним из определяющих моментов в возникновении потребности преступных структур в представлении своих интересов на властном уровне.

Среди отечественных криминологов, верно, на наш взгляд, подметивших основополагающее условие, своего рода ключ к пониманию собственно организованной преступности в виде непременного наличия именно ассоциативных отношений между независимыми криминальными организованными структурами, следует упомянуть профессора А. И. Долгову. Не меняя сути явления, но заменяя используемый западными криминологами термин «преступная ассоциация» на теперь уже общепринятый у нас термин «преступное сообщество», она, в частности, указывает на то, что основа создания преступных сообществ носит иной характер, чем у преступных организаций. Преступные организации создаются на базе совместной организованной преступной деятельности, в то время как преступные сообщества создаются для обеспечения взаимодействия организованных групп, банд, преступных организаций, обмена информацией, объединения усилий в нейтрализации и использовании правоохранительной системы, иных государственных структур и институтов гражданского общества, в оказании помощи нуждающимся функционерам преступных организаций. В преступном сообществе к тому же сотрудничают уже не преступные организации и преступные группы в целом, как ее подструктуры, а представители этих формирований или даже самостоятельно работающие профессиональные преступники.

Организованную преступность как таковую определяет непременное наличие ассоциативных межгрупповых отношений, устанавливаемых между самостоятельными, автономно действующими криминальными структурами или отдельными лицами, целью совместной деятельности которых является не совершение тяжких или особо тяжких преступлений (ст. 35 и 210 УК РФ), а координация действий, направленных на создание условий для последующей преступной деятельности.

Другими словами, в случаях, если у организованных групп или отдельных преступников существуют конфликтно-силовые или ассоциативно-договорные отношения друг с другом по поводу раздела сфер своего противоправного влияния на подконтрольной им территории или отрасли экономики, то есть основания причислять последних к организованной преступности, если такого рода отношений нет, а существует автономная от других групп совместная преступная деятельность, то такого рода объединения следует относить к преступности групповой.

Организованная преступность - это социально негативное правовое явление, которое образует совокупность противоправных уголовно наказуемых деяний, совершаемых в условиях конфликтно-силовых и ассоциативно-договорных отношений, возникающих между независимыми субъектами индивидуальной, а в лице организаторов - групповой преступной деятельности по поводу ее упорядочения относительно общих объектов преступных посягательств.

Упоминание среди субъектов организованной преступности, наряду с ассоциированными преступными группами, ассоциированных индивидуальных преступников не случайно. Отдельный корректив здесь нужен в случаях, когда речь заходит об организации преступлений как о роде человеческой деятельности, где вполне естественным становится тот факт, что организовывать и совершать преступления, даже наиболее опасные, вполне под силу одному человеку, никак не связанному узами какой-либо иерархической соподчиненности с другими людьми, т.е. сообщниками в традиционном смысле этого слова. Исходя из этого, резонно предположить, что не организация как предмет, а именно организация преступления в качестве действия является более точным составляющим элементом в понимании организованной преступности.

Предложенное нами уточнение в русле современных тенденций преступности, в частности увеличения профессиональной преступности, преступности талантливых одиночек, способных соорганизоваться в рамках ассоциативных отношений и разделить между собой объекты преступных посягательств, становится крайне актуальным относительно специфических черт, присущих организованной преступности. Примером индивидуальных ассоциативно-договорных криминальных отношений может служить договоренность отдельного преступника со смотрящим о том, что он будет заниматься определенным преступным промыслом на подконтрольной ему территории и будет отчислять часть преступных доходов в общак, за это получает своего рода протекцию, - защиту от вмешательства в его деятельность других преступников.

Профессиональная преступная деятельность отличается от другой противоправной деятельности тем, что вырабатывает у ее носителя определенные знания, практические навыки, иногда доведенные до автоматизма, обеспечивающие оптимальное достижение цели при наименьшем риске разоблачения. Этим объясняется постоянное совершенствование криминальных приемов и способов совершения преступлений. Криминальные познания и навыки приобретаются либо в процессе непосредственного обучения под руководством профессионала, что типично для медвежатников, авто воров, шулеров и карманников, либо методом проб и ошибок.

Таким образом, исходя из анализа сложившейся криминологической обстановки, изучения особенностей криминальной и в первую очередь организованной профессионально преступной среды, становится возможным внести в создавшуюся проблемную ситуацию соответствующие коррективы.

По нашему мнению, критерием разграничения групповой и организованной преступности должна стать не столько фиксация и опора на отличительные особенности, характеризующие состояние внутригрупповой организованности или иных сугубо внутригрупповых признаков, таких как вооруженность, конспиративность, противоправная ориентация, общественная опасность преступлений, наличие коррумпированных связей и т. п., сколько установление принадлежности того или иного преступного формирования или отдельных лиц к системе организованных межгрупповых криминальных отношений, существующих на региональном либо межрегиональном уровнях. Именно устойчивое положение в системе криминальных межгрупповых или межличностных отношений, возникающих по поводу раздела и защиты своих криминальных экономических интересов как предмета отношений на подконтрольной территории либо в подконтрольной отрасли экономики или сфере бизнеса, является основополагающим критерием, позволяющим определять принадлежность любой организованной преступной группы или отдельных лиц относительно такого социально негативного явления, каким является организованная преступность.

Появление принципиально иного, чем в групповой преступности, предмета отношений становится тем категориальным признаком, который со всем основанием позволяет говорить о появлении и качественно иного асоциального явления - организованной преступности. Если для групповой преступности предметом отношений для соучастников преступлений становится подготовка и совершение конкретного преступления, то для организованной преступности таким предметом является в основном раздел сфер криминального влияния. В этом случае вся нижестоящая предметная область противоправных отношений оказывается взаимообусловленной относительно этого основного предмета. Только через категорию предмета отношений корректно с научной, методологически оправданной точки зрения разграничивать между собой те или иные общественные, в нашем случае антиобщественные, отношения, а вместе с ними и онтологически различные социальные явления, какими являются групповая и организованная преступность.

В процессе построения правового демократического государства Россия встретилась с такими деструктивными явлениями, как криминализация общества, рост жестокости и насилия, разрастание коррупции, наркотизация молодежи, деградация социального контроля за поведением граждан. Криминалитет приобретает ярко выраженные организованные формы с бесчеловечным обличьем, встраивается в структуры власти и управления, поражает экономику страны и наносит огромный ущерб развитию государства.

Организованная преступность становится одним из наиболее опасных факторов, осложняющих оперативную обстановку. Ее роль в общей структуре преступности ежегодно растет. Число зарегистрированных преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами, по данным статистики, увеличилось за последние 7 лет в 3 раза. В их структуре тяжкие и особо тяжкие преступные деяния составляют более 70%. Сохраняется тенденция роста наиболее общественно опасных проявлений организованной преступности (из анализа преступности для министра внутренних дел).

Для преступных группировок, действующих сегодня на территории России, характерны высокий уровень конспирации и активная реализация контрмер высокого профессионального уровня в отношении правоохранительных органов. Противозаконные акции, совершаемые ими, как правило, тщательно подготавливаются, они являются частью общего плана действий группировки и обязательно учитывают соотношение спроса и предложения на рынке. В преступных формированиях практикуется достаточно узкая специализация. При планировании и осуществлении преступной группировкой своих акций учитывается государственная стратегия уголовного преследования. Для оказания консультативной помощи привлекаются юристы-профессионалы, в том числе и бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К числу наиболее важных черт, составляющих криминологический портрет современных организованных преступных группировок и их деятельности, можно отнести следующие:

  • высокую организованность, иерархичность, структурированность, конспиративность;
  • получение доходов и сверхдоходов, это главное в их деятельности;
  • разделение общеорганизационных и исполнительских функций;
  • наличие коррумпированных связей в аппаратах власти и управления, правоохранительных органах;
  • наличие собственных схем безопасности (групп разведки и контрразведки, вооруженной охраны), прикрытие во властных структурах;
  • организованный, планируемый бюджет, наличие объединенных средств (общак);
  • масштабный, межрегиональный и международный характер преступной деятельности;
  • корыстно-насильственную направленность и ее тесную связь с теневой экономикой;
  • осуществление криминального контроля над легальной экономической деятельностью на определенной территории, а также над профессиональной преступной деятельностью нелегального характера (наркобизнес, проституция, азартные игры и т.д.);
  • политизацию преступной деятельности, выражающуюся в стремлении преступных сообществ к власти, влиянию на экономическую, финансовую, уголовную политику, уход от социального контроля.

Анализ основных черт и тенденций организованной преступности показывает на определенную роль в ней отдельных представителей криминального мира, обладающих, в известных пределах, властным и управленческим влиянием, способных обеспечивать безопасность и функционирование механизма преступных связей.

Эту категорию составляют лидеры и активные члены организованных преступных групп и сообществ, практика своевременного и полного выявления которых на сегодняшний день находится на низком уровне. Во многом это объясняется высоким уровнем конспирации, оснащенности, профессионализма организованных преступных групп, тщательной подготовкой, планированием при совершении преступлений, слабостью оперативных позиций органов внутренних дел, ограниченностью численности личного состава милиции, занимающегося борьбой с организованной преступностью, неадекватностью технического вооружения милиции, несовершенством законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью и коррупцией, неумением грамотно применять уголовный и уголовно-процессуальный законы, недостаточным взаимодействием правоохранительных органов, в результате чего многие организаторы и активные исполнители ОПГ уходят от уголовной ответственности и продолжают свою преступную деятельность.
Одним из направлений криминальной деятельности организованной преступности является уголовный террор как вид насильственной преступности.

Особый резонанс в обществе вызывают преступления, когда их реализация сопровождается демонстрацией силы и устрашения с использованием оружия или чрезвычайно опасных методов, включая уголовный террор или так называемые заказные убийства.

Это не только собственно похищение людей и захват заложников в целях получения выкупа, давления, шантажа конкретных лиц, но и значительно более обширная группа весьма опасных насильственных посягательств, отличительной чертой которых является устрашение, незаконное лишение свободы, воздействие на сотрудников правоохранительных органов, свидетелей и потерпевших, угрозы убийством, нанесение тяжкого вреда здоровью, уничтожение имущества и т. д.

Уголовный террор как метод морально-психологического давления с использованием различных видов устрашения, психического и физического насилия, угроз, убийств и др. широко применяется организованными преступными формированиями в целях укрепления и расширения своих позиций в экономической, политической и социальной сферах.

Предпринимаемые правоохранительными органами меры по подрыву финансовой базы организованной преступности вызывают ожесточенное сопротивление криминальных структур. В попытках самосохранения и дальнейшего развития они пытаются влиять на политические и экономические процессы, для чего продвигают своих ставленников во власть, используют пробелы в действующем законодательстве, подкуп, шантаж и угрозы. Опираясь на разветвленные коррумпированные связи, преступные элементы стремятся расширить источники незаконного обогащения, прибрать к рукам наиболее прибыльные сферы экономики.

Организованная преступность проявила свойство к постепенному переходу от незаконных к законным видам и формам деятельности. Легализация преступных доходов есть не что иное, как выражение этого свойства. С криминологической точки зрения, легализация криминальных доходов представляет собой сопутствующее деяние, выступающее звеном в цепи противоправной деятельности. Его общественную опасность следует оценивать в плане со подчиненности другим опасным проявлениям и установления того, в какой степени легализация способствует существованию и развитию специфических форм и видов организованной преступности.

Задача противодействия легализации преступных доходов особенно остро возникает тогда, когда приходит понимание высокой общественной вредности последствий организованной преступности, которая активно вторгается в систему самых различных социальных отношений, дезорганизуя и дестабилизируя нормальные взаимоотношения практически во всех значимых сферах, приспосабливая их под свои интересы. Огромный поток денег и иных средств, полученных в качестве прибыли в результате криминальной деятельности, требует их размещения, дальнейшего использования. Здесь возникает проблема легализации преступных доходов.

Исторически эта проблема возникает тогда, когда доходы, получаемые в результате криминальных операций, настолько превышают запросы личного потребления, что становится острой потребность их вкладывания в законное предприятие. Такая потребность объективно возникает в мотивации преступников, которые думают о будущем, анализируют возможности, открывающиеся при участии легальной экономической деятельности. Нельзя сбрасывать со счета и оценку вероятности быть привлеченным к уголовной ответственности - возможность минимизации уголовно-правового риска выступает достаточно значимым мотиво-образующим фактором. Следовательно, легализация криминальных доходов в определенный момент преступной деятельности становится требованием, которое имеет объективные основания, а субъективно воспринимается как императив.

Следует подчеркнуть, что организованная преступность осознает необходимость легализации преступных доходов именно в современных экономических условиях, которые буквально навязывают любому субъекту экономических отношений (даже криминального характера) определенные стереотипы поведения. Один из этих стереотипов гласит: «деньги должны делать деньги», другой утверждает, что безопаснее (с точки зрения вероятности быть привлеченным к уголовной ответственности) красть железнодорожными составами, а не мешками, третий изобилует красноречивыми примерами «пути наверх» - от явного криминала - к «бело-воротничковой преступности», а затем к респектабельному бизнесу и даже политической карьере. Представитель криминалитета, более чем кто-либо другой, склонен подчиняться подобного рода стереотипам, так как на выработку и реализацию собственной стратегии у него недостаточно ни образования, ни знаний, ни делового опыта.

В России необходимость принятия эффективных мер по пресечению легализации доходов, полученных преступным путем, обусловлена, кроме этого, все возрастающей угрозой экономической безопасности государства, криминализацией хозяйственной деятельности, которой в свою очередь, способствует ослабление системы государственного контроля, расширение и распространение незаконного предпринимательства на внутреннем финансовом и потребительском рынках, а также во внешнеэкономической деятельности.

Главной целью организованной преступности, ее функционирования и ее определяющей характерной чертой является постоянный и целенаправленный поиск ею высокодоходных и малорискованных преступных деяний. Сущность организованной преступности и цель ее функционирования состоит в извлечении прибыли и сверхприбыли. Отсюда очевидно, что стратегическим направлением в борьбе с организованной преступностью является подрыв ее финансовой и экономической основы. Борьба с отмыванием денег позволяет решить три очень важные задачи.

Во-первых, комплекс соответствующих мер должен обеспечивать защиту легальной экономики от криминальных инвестиций.

Во-вторых, выявление и конфискация преступных доходов подрывают финансовую основу преступных организаций.

Наконец, восстановление всей цепочки движения преступных денег позволяет от низшего звена исполнителей выйти на руководство преступной организации.

Качественно новые свойства приобрела организованная преступность. Опираясь на коррумпированные связи и значительный капитал собственных либо контролируемых предпринимательских структур, преступные сообщества активно влияют на экономику целых регионов, внедрились в наиболее доходные сферы коммерческой деятельности, практически открыто продвигают своих ставленников в органы исполнительной и законодательной власти различного уровня.

Особое внимание правоохранительных органов в настоящее время обращено на ряд финансово-промышленных групп, которые с определенной долей условности можно отнести к преступным сообществам особого свойства. Последние, занимаясь легальным бизнесом, совершают преступления в сфере экономической деятельности, в том числе при ведении «экономических войн». При проведении экономико-правового анализа, можно констатировать, что деятельность финансово-промышленных групп не ограничивается приобретением предприятий-банкротов и уклонением от уплаты налогов.

Особенность указанных преступных сообществ состоит в том, что их руководители не являются криминальными авторитетами, начинавшими свой криминальный промысел с общеуголовных преступлений. Краткий социально-криминологический портрет таких руководителей можно представить следующим образом:

  • возраст - 35-45 лет;
  • опыт государственной службы в министерствах или ведомствах, в том числе силовых или руководящей работы в коммерческих предприятиях;
  • специальные познания в области управления;
  • доступ к разнообразной информации государственной важности благодаря широким связям в различных кругах;
  • мотив преступной деятельности - покрытие расходов, связанных с получением положения в обществе, увеличение своего экономического и политического влияния на процессы, происходящие в обществе. Для достижения поставленных целей используются денежные средства, имеющие как легальное, так и криминальное происхождение;
  • основной способ достижения преступных целей - корпоративный захват предприятий, махинации в кредитно-финансовой сфере и области государственного заказа. Законность капитала имеет значение лишь на стадии документального оформления сделок, все предварительные этапы, связанные с захватом предприятия, как правило, финансируются денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступлений.

Организованные группы в рамках сообщества данной категории образуются на период реализации конкретных преступных планов в отношении конкретной финансовой или производственной структур.

Структура таких ПС относительно стабильна: руководители, группа советников и консультантов (бывшие сотрудники силовых министерств), аналитическая группа, «схемщики» (юристы, финансисты, бывшие и действующие сотрудники правоохранительных органов и спецслужб) разрабатывают схемы (методики) захвата имущественных комплексов, вывода материальных активов, группа прикрытия (коррумпированные сотрудники государственных органов), организованные преступные группы, привлекаемые для выполнения задач физического и морального воздействия на собственников и членов коллектива.

Организация и управляемость в таких ПС достигает очень высокого уровня, а их действия всегда носят плановый перспективный характер. Смена собственников часто развивается и реализуется по определенным схемам криминальных банкротств предприятия.

В настоящее время одним из главных приоритетов национальной политики государства является объединение усилий правоохранительных, контролирующих и иных государственных органов в проведении последовательных мероприятий по декриминализации экономики страны.

Сущность криминализации объектов экономики и отраслей составляет возникновение в их оборотном капитале значительной доли, имеющей криминальное происхождение, величина которой может доходить до 100%.

В числе основных проявлений процесса криминализации объектов экономики в зависимости от достигнутого ею уровня может служить совокупность различных признаков:

  • несоответствие налоговых платежей, поступающих от физических и юридических лиц, в сторону их уменьшения по сравнению с расчетными налоговыми отчислениями для соответствующей территории или экономического объекта;
  • наличие коррумпированной поддержки преступной деятельности со стороны чиновничества различных ведомств или органов власти, либо наличие представителей преступных сообществ в органах власти и управления;
  • наличие среди владельцев, в советах директоров, попечительских советах, а также среди акционеров, держателей крупных пакетов акций предприятий лиц с криминальным прошлым.

С понятием криминализации отраслей и объектов экономики тесно связано понятие «криминализация территорий». Криминализация территории рассматривается через криминализацию объектов ее экономической и финансовой инфраструктуры, сопровождаемую криминализацией органов власти как исполнительной, так и законодательной через инструмент коррупции. Наличие этих двух составляющих и позволяет говорить о криминализации территории.

Проблема декриминализации территорий и объектов экономики стала очевидной и актуальной, так как рост преступлений экономической направленности оказывает негативное влияние на развитие экономики страны. Необходимо отметить, что организованная преступность становится социальным явлением лишь при условии обретения собственной экономической и финансовой основы, устойчиво формируемой за счет извлечения доходов, как в сфере криминальной экономики, так и в легальной предпринимательской деятельности. Последнее характерно именно для России, где проникновение организованной преступности в законную экономику и финансовую систему уже состоялось.

Расширяя сферы влияния, преступные формирования взяли под контроль большое количество объектов экономики, в том числе путем проведения мероприятий, ставящих в зависимость легальные коммерческие структуры.

По сведениям МВД России, под криминальным контролем находится более 20 тыс. хозяйствующих субъектов различных форм собственности, а также практически все оптовые и розничные рынки.

Организованные преступные структуры контролируют как отдельные предприятия, так и комплексы предприятий, образующих важнейшие экономические секторы конкретных регионов либо субъектов Федерации, а также коммерческие организации и индивидуальных предпринимателей - представителей малого и среднего бизнеса. На данный момент это выражается в криминализации всех стадий производственных процессов (производство, обмен, потребление), всей системы экономических отношений (сферы денежного обращения, отношений собственности, внешнеэкономических отношений, отношений потребительского рынка).
По мнению большинства специалистов, организованная преступность является главным поставщиком «грязных» денег, циркулирующих по финансовым каналам страны. Однако свободное использование «грязных» денег невозможно из-за существующей системы государственных мер, препятствующих их проникновению в легальную экономику. В этой связи лидеры организованной преступности проводят политику, направленную на создание возможностей смешения теневых и легальных капиталов, с целью придания первым признака законности происхождения.

Проведение финансовых махинаций по сокрытию источника происхождения доходов и введения в хозяйственный оборот коммерческих организаций денежных средств и иного имущества, приобретенных противоправным путем (с целью их отмывания), упрощается в связи с тем, что лидеры организованной преступности могут оказывать влияние на финансово-хозяйственную деятельность ряда коммерческих структур, полностью или частично контролируя их, владея предприятиями, пакетами акций (долей) либо иными (криминальными) способами.

Криминальный контроль за финансово-хозяйственной деятельностью предприятий представляет собой совокупность действий организованных преступных формирований, направленных на вмешательство в финансово-хозяйственную деятельность с целью легализации (отмывания) капиталов, получения прибыли от теневого инвестирования и незаконной предпринимательской деятельности, следствием чего является нарушение законного функционирования хозяйствующего субъекта в рыночных отношениях.

Как правило криминальный контроль устанавливается следующими способами:

  • покупка крупных пакетов акций предприятий на преступные доходы;
  • использование установленных законом процедур банкротства и иных схем смены собственника и управленческого персонала;
  • внедрение преступными формированиями своих доверенных лиц на ключевые посты предприятия;
  • принуждение руководителей предприятий к совершению сделки через членов организованных преступных формирований либо через подконтрольные им коммерческие структуры;
  • осуществление контроля за предприятиями через представителей органов государственной власти или правоохранительных органов;
  • передел и захват собственности с использованием ценных бумаг;
  • передел или захват собственности путем участия в операциях с признаками предпринимательского риска.

Криминальный контроль также осуществляется путем:

  • купли-продажи имущества по заведомо заниженной цене с последующим получением доли от ценовой разницы или иного вознаграждения от заинтересованной стороны;
  • совершения директором, назначенным при участии представителей ОПГ, заведомо невыгодных для возглавляемой организации действий в интересах его собственной фирмы, подконтрольной ОПГ фирмы;
  • выдачи под давлением ОПГ сотрудниками банка кредита по заведомо низким процентам, без обеспечения или с фиктивным обеспечением, а равно с другими явными признаками невозвратности полученных заемщиком средств и с последующим получением вознаграждения за оказанную услугу;
  • заключения подрядных договоров с фирмами на льготных для них условиях с последующим получением вознаграждения;
  • подписания актов о выполненных работах с заведомо завышенными объемами строительной организацией, подконтрольной ОПГ;
  • учреждения директором, представляющим интересы ОПГ, на паях с возглавляемой им организацией хозяйственного общества и перечисление денежных средств от организации в уставной капитал вновь созданного общества с получением полномочий от организации на управление созданным обществом, а в последующем с полным переоформлением его на себя;
  • приобретения у организации дорогих транспортных средств, объектов недвижимости с оформлением их на частных лиц, представляющих интересы ОПГ, якобы в целях экономии налоговых платежей, гарантированного сохранения имущества от возможной конфискации и т. д. с не отражением этих операций в бухгалтерской отчетности и присвоением имущества;
  • предоставления льготных (беспроцентных, безвозвратных) займов фирмам или частным лицам, представляющим интересы ОПГ и т. д.;
  • оказания давления на предприятия розничной торговли с целью вынуждения принятия ими на реализацию подпольно изготовленных товаров массового спроса без документального отражения оборотов по реализации. Полученная «черная» выручка, с которой не платятся налоги, поступает на финансирование ОПГ;
  • заключения сделок, рассчитанных на юридическую некомпетентность или иные недостатки в организации работы предприятия. Многие такие сделки юридически некорректны. На практике часто встречаются договоры, предоставляющие односторонние преимущества страховым компаниям, турфирмам, другим организациям, оказывающим услуги (договоры присоединения). В них много умышленных неясностей, противоречий, неконкретных формулировок. Все это делается представителями ОПГ с целью обмана и намерениями извлечь из такого обмана собственные выгоды в надежде на юридическую неподготовленность партнера, ситуационные особенности при заключении сделки (отсутствие времени на изучение, необходимость срочного исполнения и т. д.), организационную неразбериху и другие недостатки в организации работы.

Криминальный контроль за предприятиями осуществляется с целью регулирования хозяйственной деятельности организаций в собственных интересах ОПГ, извлечения части прибыли и использования материальной базы и ресурсов предприятия.

Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, осуществляется посредством организации коммерческих банков, первоначальным капиталом которых являются денежные средства «общака». При этом осуществляется строгий контроль за распределением и использованием указанных денежных средств. Целевые кредиты выдаются членами преступных сообществ только в те организации, которые также подконтрольны преступным организациям. Указанный способ наиболее распространен, поскольку таким образом осуществляется наиболее эффективное и легальное использование преступно нажитых денежных средств.

Внедрение в коммерческие структуры осуществляется, как правило, с помощью запугивания руководителей коммерческих организаций и осуществления через них завуалированного вымогательства и мошенничества. Возможно также введение представителя ОПГ, ПС в штат предприятия (руководящая должность с минимумом ответственности и обязанностей), внедрение представителя в состав учредителей, совет директоров, собрание акционеров; вложение капитала, добытого преступным путем, в производственные мощности предприятия.

Для осуществления этих действий активно используются представители органов государственной власти или сотрудников правоохранительных органов, а также частные охранные структуры, службы безопасности.

Таким образом, многие предприятия попали под контроль криминальных структур либо в различного рода зависимость от созданных ими легальных коммерческих структур.

Естественным следствием либерализации экономики стала легализация теневых капиталов и проникновение преступных группировок в хозяйственную сферу. Процесс слияния теневого капитала с преступными группировками способствовал развитию организованных форм преступности по следующим основным направлениям. Это поиск определенных компромиссов между различного рода дельцами (теневые коммерсанты), с одной стороны, и паразитирующими на них лицами (лидеры и члены ОПГ), с другой, т. е. заключение своеобразного договора между ними. Заниматься бизнесом в определенное время становится хлопотно, результаты усилий непредсказуемы, процесс работы связан с различными дополнительными, в том числе значительными, тратами (поборы, взятки и т.д.).

Это не позволяет достаточно реалистично планировать будущее, получать предполагаемую прибыль (а скорее всего - сверхприбыль), не задумываться о собственной безопасности. Действительно, не только дельцы стали пытаться использовать с пользой в своей преступной деятельности уголовных лидеров, но и последние, в свою очередь, стали заинтересованы в увеличении доходов дельцов в экономике. Уголовные лидеры становятся компаньонами преступных дельцов, вкладывают в подпольные предприятия собственные средства, берут на себя функции обеспечения бизнесменов услугами, связанными с их охраной, поиском сырья, сбытом левой продукции, контролем за соучастниками, борьбой с конкурентами и т. д. Такова в наиболее общих чертах схема сращивания экономической и общеуголовной преступности.

Цель совершения преступлений организованной преступностью - получение значительных финансовых средств. Именно наличием финансовой базы и сильна организованная преступность.

Как и всякий, криминальный капитал требует обращения с целью получения еще большей прибыли. Это обращение состоит из следующих этапов:

  • создание и наращивание преступного капитала;
  • легализация преступных средств и внедрение в легальный бизнес, получение дохода с легализованных капиталов и его использование с целью дальнейшего закрепления и развития его позиций в различных сферах жизнедеятельности Российской Федерации;
  • обеспечение безопасности и эффективности оборота преступных средств.

Между различными организованными преступными группами существует распределение сфер влияния в экономике, за которыми они осуществляют контроль. Обычно каждая отдельная ОПГ специализируется и контролирует определенную сферу или отрасль экономики, однако в одной и той же сфере экономической деятельности могут заниматься и осуществлять раздельный либо совместный контроль различные ОПГ В то же время существуют ОПГ, которые специализируются и контролируют различные сферы и отрасли экономики.

Вкладывая большую часть доходов от преступной деятельности в легальный бизнес, организаторы преступной деятельности все более превращаются в крупных бизнесменов, руководителей или учредителей различных предприятий, что позволяет им получать прибыль преимущественно в легальном секторе экономики и тем самым уменьшается возможность привлечения их к уголовной ответственности. Как правило, для легализации своей деятельности представитель организованной преступной группы назначается в этих организациях на должности заместителя руководителя либо заместителя главного бухгалтера. Это значительно облегчает ему возможность осуществлять контроль за финансовой деятельностью предприятия и соответственно за распределением прибыли.

Особо следует отметить наличие криминального контроля за деятельностью предприятий осуществляемого представителями органов государственной власти и правоохранительных органов. Отсюда возникает криминальный контроль в форме покровительства - «крыша», влияние которой на деятельность фирм проявляется, в частности, в виде возможности проведения операций, заключения сделок, которые при прочих равных условиях фирма не смогла бы осуществить.

Соответственно, она не смогла бы получить прибыль. Появляется преимущество в бизнесе путем предотвращения рисков неполучения средств от недобросовестных партнеров. При этом фирма должна оплатить эти услуги, т. е. изъять из своего оборота часть денег в пользу «крыши».

Следует отметить, что криминальный бизнес осуществляется в тесном сотрудничестве с коррумпированными государственными служащими всех уровней власти. При этом представители власти занимают далеко не последнюю ступень на иерархической лестнице той или иной преступной группировки, а иногда даже возглавляют их. Использование своего служебного положения в целях преступного обогащения является большим подспорьем при сокрытии преступной деятельности и придания ей видимости законной.

Кроме этого, участники ОПГ предлагают покровительство - «крышу» по принципу «надо делиться» и за невмешательство в деятельность предприятия, при этом «крышей» устанавливается размер дани в виде фиксированной суммы за определенный период или определенный процент от получаемой прибыли. За взимаемую дань отдельно взятое ОПГ гарантирует оградить подконтрольное предприятие от посягательств других ОПГ, в случае необходимости решает вопрос по «выбиванию» долгов предприятия и т. д.

По различным оценкам специалистов правоохранительных органов и средств массовой информации, освещающих данную проблему, под «крышей» преступных группировок в настоящее время работают от 30 до 70% промышленных и почти 90% торгово-закупочных и торгово-посреднических предприятий, а также предприятий, работающих в сфере коммунально-бытового обслуживания населения.

При этом необходимо отметить, что преступников не интересует форма собственности указанных организаций. Не является секретом и то обстоятельство, что организованная преступность рвется к власти, используя при этом любые средства, приспосабливаясь к новым условиям значительно быстрее, чем перестраиваются на борьбу с ней правоохранительные органы. Сегодня невозможно оценить или измерить количественно «вливание» так называемых грязных денег в легальный бизнес и экономику страны в целом. Путей проникновения этих средств в экономику существует множество: от оказания финансовой помощи подконтрольным фирмам в период сложного для них финансового положения до соучредительства в этих организациях на принципах партнерства с распределением прибыли в результате их производственной или коммерческой деятельности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!