Применение в качестве меры пресечения домашнего ареста

Применение в качестве меры пресечения домашнего ареста

На протяжении последних лет проводилась законодательная работа, направленная на совершенствование правовых механизмов, позволяющих расширить возможности применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, сделав их надежной альтернативой этой мере процессуального принуждения. Одно из первых мест в их ряду занимает домашний арест.

Учитывая определенные сложности в работе органов предварительного расследования, обусловленные отсутствием достаточной и устойчивой практики по избранию указанной меры пресечения, настоящие методические рекомендации подготовлены в целях более широкого ее применения путем конкретизации алгоритма соответствующих действий и решений.

Часть первая статьи 22 Конституции Российской Федерации провозглашает право каждого на свободу и личную неприкосновенность, которое является основополагающим правом человека и может быть ограничено лишь в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. С учетом этого заключение под стражу и домашний арест как меры пресечения, ограничивающие свободу, применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

Статья 10 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), реализуя указанное конституционное право, обязывает суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя немедленно освобождать всякого незаконно задержанного или лишенного свободы.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» указал на необходимость при разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности. Каждый, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, имеет право на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

Вопросы избрания мер пресечения, альтернативных заключению под стражу, наряду с проблемой переполнения следственных изоляторов регулярно обсуждаются различными ведомствами. В том числе поэтому количество фактов избрания меры пресечения в виде заключения под стражу ежегодно значительно сокращается и все более распространенной на досудебной стадии уголовного судопроизводства становится такая мера пресечения как домашний арест.

Основания избрания и содержание домашнего ареста

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 06.12.2011 № 27-П указал, что поскольку и домашний арест, и заключение под стражу связаны с непосредственным ограничением права на физическую свободу и личную неприкосновенность, применение данных мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения такого права, схожих между собою по своим сущностным характеристикам.

Домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения, если невозможно применение залога или иной, более мягкой меры пресечения.

Как и остальные меры пресечения, домашний арест должен избираться при наличии оснований, предусмотренных в статье 97 УПК РФ. Кроме того, при избрании этой меры пресечения также должны учитываться обстоятельства, перечисленные в статье 99 УПК РФ, а именно: тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, род занятий и другие обстоятельства.

При решении вопроса об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста особенно важно минимизировать риски того, что подозреваемый или обвиняемый продолжит заниматься преступной деятельностью. Указывать на это могут, например, наличие у него антиобщественных психологических установок, неоднократность совершенных им ранее противоправных деяний.

Вывод о том, что подозреваемый или обвиняемый скроется от следствия и суда, будет угрожать свидетелям и потерпевшим, можно сделать, проанализировав характер его преступных проявлений, последующее поведение. Отсутствие у обвиняемого устойчивых социальных связей (родных, близких, работы и т. д.), его уклонение от участия в позитивных общественных отношениях, безусловно, повышают вероятность побега и друзьями, с коллегами, подчиненными, знакомыми (через которых можно воспрепятствовать производству по уголовному делу).

Запрет на отправку и получение почтовых отправлений не распространяется на почтовые переводы денежных средств.

Ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (Интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса, радио и др.). При этом запрет или ограничение использования средств связи не распространяется на использование телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб при возникновении чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем.

Вопрос о конституционности положений части восьмой статьи 107 УПК РФ, как ограничивающих подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, в праве использования телефонной связи для общения с адвокатом, являющимся его защитником по уголовному делу, был предметом жапобы в Конституционный Суд Российской Федерации, который не нашел оснований для принятия ее к рассмотрению.

Вместе с тем из определения данного судебного органа от 23.12.2014 № 3010-0 следует, что часть восьмая статьи 107 УПК РФ применяется в системной связи с положениями ее частей первой, седьмой, девятой и десятой и не предполагает обеспечение во всяком случае тайны телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений подозреваемого, обвиняемого, как и не содержит норм, ограничивающих их право на приглашение адвоката, в том числе посредством средств связи, использование или неиспользование которых лицом, находящимся под домашним арестом, не является содержательной частью его права как подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката и, следовательно, не может расцениваться в качестве оказания или неоказания юридической помощи, оценки ее как квалифицированной или неквалифицированной.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что уголовно-процессуальный закон не ограничивает встречи подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем в месте исполнения этой меры пресечения, гарантированные частью тринадцатой статьи 107 УПК РФ.

Ограничивая подозреваемого или обвиняемого в использовании информационно-телекоммуникационной сети Интернет, суд может указать случаи, в которых лицу разрешено использование этой сети (например, для обмена информацией между лицом и учебным заведением, если подозреваемый или обвиняемый является учащимся этого заведения).

Возбуждая перед судом соответствующее ходатайство, следователь с учетом фактических обстоятельств уголовного дела, а также данных о личности подозреваемого (обвиняемого) вправе просить суд подвергнуть последнего всем перечисленным ограничениям и (или) запретам либо некоторым из них.

Основное содержание домашнего ареста состоит в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого (обвиняемого). Это должен быть запрет на оставление жилища без разрешения следователя. Указанное лицо обязано постоянно находиться по адресу, указанному в решении суда об избрании меры пресечения. В то же время с учетом состояния здоровья арестованного и иных обстоятельств суд может разрешить ему посещать медицинское, образовательное или иное учреждение, что вызывается необходимостью обеспечения неотъемлемых прав человека и гражданина.

Порядок избрания, изменения и срок домашнего ареста

Порядок принятия решения об избрании данной меры пресечения аналогичен установленному статьей 108 УПК РФ порядку избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу (часть 3 статьи 107 УПК РФ). При этом условия, связанные с отдельными разновидностями преступлений и наказания за их совершение, которые установлены частят 1 и I1 статьи 108 УПК РФ для применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, на домашний арест не распространяются, поскольку они не предусмотрены статьей 107 УПК РФ.

Домашний арест в качестве меры пресечения может быть избран в любой момент производства по уголовному делу по ходатайству участников судебного разбирательства или по инициативе суда.

Постановление следователя о возбуждении ходатайства об избрании указанной меры пресечения должно быть письменно согласовано с руководителем следственного органа. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, не находящегося под стражей, то следователь должен обеспечить явку липа в суд. Если ходатайство возбуждается в отношении лица, задержанного по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном УПК РФ. то постановление и материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства, представляются судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания. Обеспечивается доставка задержанного в судебное заседание.

Предусматривая меру пресечения в виде домашнего ареста в качестве альтернативы заключению под стражу и закрепляя правила исчисления окончания срока домашнего ареста. УПК РФ предполагает установление в постановлении или определении суда об избрании данной меры пресечения срока продолжительности домашнего ареста, который по смыслу взаимосвязанных положений статей б1 и 128 УПК РФ должен быть конкретным и разумным.

Предельный первоначальный срок домашнего ареста до двух месяцев установлен частью 2 статьи 107 УПК РФ. Вместе с тем необходимо учитывать, что суд. вынося постановление об избрании указанной меры пресечения, устанавливает точный срок, на который избирается домашний арест, исходя при этом из обстоятельств дела, сведений о личности, необходимости проведения каких-либо действий по уголовному делу. Срок, установленный судом, может не совпадать со сроком, содержащимся в ходатайстве органов предварительного расследования.

Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен только по решению суда в порядке, установленном статьей 109 УПК РФ. и не может быть больше установленного в ней же предельного срока содержания под стражей.

Так, Якутский городской суд продлил срок домашнего ареста в отношении Т, обвиняемого по части 1 статьи 111 УК РФ ввиду того, что основания, по которым в отношении данного лица избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, не отпали, а тот обвиняется в совершении тяжкого преступления, после совершения которого скрылся, но был установлен в ходе оперативно-розыскных мероприятий. При расследовании уголовного дела местонахождение похищенного имущества не установлено, что свидетельствует о том, что Т., находясь на свободе, может уничтожить доказательства, тем самым воспрепятствовав производству по уголовному делу. Обвиняемый не женат, детей не имеет, что указывает на то, что он ничем не обременен. Кроме того, согласно информации ММУ МВД России «Якутское», находясь на свободе и желая избежать наказания за совершенное им преступление, последний может скрыться от органов предварительного следствия и суда и тем самым воспрепятствовать установлению истины по делу.

Для правильного определения времени окончания срока домашнего ареста следует учитывать положения части 21 статьи 107 УПК РФ, в соответствии с которыми в срок домашнего ареста засчитывается время содержания лица под стражей. Если в разное время к подозреваемому или обвиняемому применялись и домашний арест, и заключение под стражу, то совокупный срок указанных мер пресечения независимо от того, в какой последовательности они применялись, не должен превышать предельный срок, установленный статьей 109 УПК РФ для содержания под стражей.

Мера пресечения в виде домашнего ареста может быть избрана судом и в других случаях, например, когда органы предварительного расследования ходатайствуют об избрании такой меры пресечения как заключение под стражу. Отказывая в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судья в соответствии с частью 71 статьи 108 УПК РФ по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ. и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 УПК РФ. избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Так, Копейский городской суд Челябинской области отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу. Последний подозревался в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228 УК РФ. Мотивом принятого судебного решения стаю отсутствие данных о том, что он может препятствовать органам предварительного следствия в расследовании уголовного дела и продолжать заниматься преступной деятельностью. Кроме того, тот имеет место регистрации и место жительства, ранее не судим. В дальнейшем в отношении его избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком на 2 месяца. Ему установлен запрет находиться вне места своей регистрации и жительства, за исключением посещений следственных или судебных органов, а также общаться со свидетелями по данному уголовному делу, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи. Таким образом, судом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста принимались во внимание обстоятельства, связанные с личностью подозреваемого, а также отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что тот будет препятствовать расследованию уголовного дела.

Согласно требованиям части 21 статьи 221 УПК РФ прокурор, установив, что к моменту направления уголовного дела в суд срок домашнего ареста оказывается недостаточным для выполнения судом требований, предусмотренных частью 3 статьи 227 УПК РФ. при наличии оснований возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста.

Время домашнего ареста засчитывается в срок содержания под стражей. При исчислении срока домашнего ареста в него включается и нерабочее время.

Справка с указанием времени домашнего ареста прилагается следователем к обвинительному заключению (часть 5 статьи 220 УПК РФ).

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 107 УПК РФ судья, рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, может вынести постановление об отказе в его удовлетворении.

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения следователь, дознаватель вправе возбудить ходатайство об изменении меры пресечения.

Если нарушение было допущено после назначения судебного разбирательства, эта мера пресечения может быть изменена по представлению контролирующего органа либо по ходатайству государственного обвинителя в соответствии со статьями 119 и 246 УПК РФ (часть 14 статьи 107 УПК РФ).

Так, Большесосновским районным судом Пермского края принято решение об изменении домашнего ареста на заключение под стражу в отношении К, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ. Основанием для изменения меры пресечения послужило оставление обвиняемой места пребывания, определенного судом. Срезав электронный браслет с ноги, К. скрылась, уехав в другой регион.

В следственном управлении по Липецкой области находящийся под домашним арестом несовершеннолетний Д., обвиняемый в совершении кражи с незаконным проникновением в жилище, покинув место своего жительства, вновь совершил хищение чужого имущества. После задержания мера пресечения ему изменена на заключение под стражу.

Мера пресечения в виде домашнего ареста отменяется пни заменяется более мягкой по инициативе органа, осуществляющего производство по делу, либо по ходатайству .лица, подвергнутого домашнему аресту, когда в ней отпадает необходимость или когда соответствующим образом изменяются основания, предусмотренные статьями 97, 99 УПК РФ.

Условия избрания домашнего ареста

В постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста суды указывают конкретное жилое помещение, в котором подозреваемому или обвиняемому надлежит находиться.

Под жилым помещением для целей статьи 107 УПК РФ понимается любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.

В качестве места исполнения домашнего ареста суд вправе определить только такое жилое помещение, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях (часть 1 статьи 107 УПК РФ). Перечень такого рода оснований является открытым, часть из них установлена законом, например. Жилищным кодексом Российской Федерации (договор безвозмездного пользования: передача жилья в пользование на основании соглашений, законом не предусмотренных, но ему не противоречащих - соглашение о вселении временных жильцов и т. д.).

При этом соглашения о безвозмездном проживании могут быть заключены в устной форме (например, при вселении в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или собственника).

В отсутствие у подозреваемого или обвиняемого документов, свидетельствующих о праве собственности или аренды жилого помещения, в качестве основания для принятия решения о домашнем аресте могут послужить сведения, подтверждающие наличие иных законных оснований дня пользования жилым помещением. Проверить наличие такого права можно путем истребования информации из органов регистрационного учета, в которых хранятся копии соответствующих правоустанавливающих документов (Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня лиц. ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для регистрации и снятия с регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 17.07.1995 №713).

Принимая решение ходатайствовать перед судом об избрании данной меры пресечения, следователь (дознаватель) должен удостовериться в том, что обвиняемый имеет постоянное место жительства, а также в возможности организовать постоянный контроль за лицом, подвергнутым домашнему аресту. В связи с этим до выхода в суд с ходатайством об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста представляется целесообразным получить информацию о предполагаемом месте исполнения указанной меры пресечения. Кроме того, поскольку установка устройства аудиовизуального контроля в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста осуществляется при условии получения письменного согласия лиц, проживающих совместно с подозреваемым или обвиняемым в качестве собственника или нанимателя либо на иных законных основаниях, представляется полезным уточнить позицию указанных лиц в этом вопросе, по возможности получив их предварительное согласие.

Такие сведения помогут обосновать в суде необходимость применения к подозреваемому или обвиняемому определенных запретов и ограничений, а также подтвердить реальную возможность осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения домашнего ареста и соблюдения им наложенных судом запретов и ограничений.

Например, когда жилое помещение, которое может быть определено как место исполнения домашнего ареста, находится за пределами муниципального образования, на территории которого осуществляется предварительное расследование, необходимо оценить, не станет ли это обстоятельство препятствием для осуществления производства по уголовному делу в разумные сроки, в частности, для обеспечения доставления лица в орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд.

Наряду с постановлением о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста, в котором указываются мотивы и основания избрания такой меры пресечения, в суд необходимо представлять данные, подтверждающие основания для проживания подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении - предполагаемом месте исполнения домашнего ареста.

Так, при проживании лица в жилом помещении по договору найма следует проверить наличие договора найма жилого помещения, соответствующего требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации и Жилищного кодекса Российской Федерации, а также срок действия договора. В случае временной регистрации лица на территории Российской Федерации надлежит проверить соответствие места регистрации месту проживания лица, а также срок действия регистрации.

Место содержания под домашним арестом не обязательно должно совпадать с данными о регистрации по месту жительства, но это должно быть жилье, где обвиняемый проживает постоянно, с которым он связан своим образом жизни, где находится его имущество, проживает семья и т. д. При этом лицам, проживающим совместно с подозреваемым (обвиняемым), необходимо разъяснять порядок применения технических средств контроля и последствия их использования.

Вместе с тем. решая вопрос об избрании подозреваемому или обвиняемому домашнего ареста по месту его проживания с семьей, следует учитывать, в частности, отношения подозреваемого или обвиняемого с родственниками, размер жилой площади и количество проживающих лиц.

Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) удовлетворено кассационное представление помощника прокурора г. Якутска на постановление Якутского городского суда, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С., которому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

В кассационном представлении помощник прокурора не согласился с постановлением суда по следующим основаниям: судом не приняты во внимание обстоятельства, предусмотренные статьей 108 УПК РФ для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу С. ранее судим за совершение аналогичного преступления, должных выводов не сделал, не встал на путь исправления; суд при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста не учел мнения других жильцов указанной квартиры; С. отрицательно характеризует участковый инспектор полиции; против применения такой меры пресечения выступала Я., проживающая в указанной квартире с детьми.

В данном случае судебная коллегия, отменяя постановление Якутского городского суда, указана, что обвиняемый С. не имеет постоянного места жительства в г. Якутске, характеризуется родственникам отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, находясь в нетрезвом состоянии, бьёт сестру и мать, постоянно скандалит, не работает, доходов не имеет. При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста суд не выслушал мнение родственников, с которыми С. предстояло жить вместе.

В отмеченном контексте не менее важным является принятие мер по обеспечению прав несовершеннолетних, проживающих совместно с лицом, к которому применяется домашний арест. В связи с этим необходимо убедиться, что вследствие использования жилого помещения как места исполнения названной меры пресечения не возникнет угрозы для жизни, здоровья, нормального психологического развития и условий воспитания несовершеннолетнего.

При возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста подозреваемому или обвиняемому, не достигшему 18 лет, особое внимание должно быть уделено установлению точного его возраста, условий жизни и воспитания, особенностей личности, влияния на него старших по возрасту лиц. в том числе их законных представителей. Существенным может оказаться факт отстранения законного представителя от участия в уголовном деле в связи с наличием оснований полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (часть 4 статьи 426 УПК РФ).

Необходимо выяснять позицию собственника жилья, проживающего в том помещении, в котором предполагается нахождение подозреваемого или обвиняемого во время домашнего ареста, а также полномочного представителя лечебного учреждения, в котором подозреваемый или обвиняемый проходит курс лечения, и обеспечивать явку указанных лиц в судебное заседание по рассмотрению соответствующего ходатайства об избрании меры пресечения.

В случае несогласия собственника жилья или представителя лечебного учреждения мера пресечения в виде домашнего ареста по этим адресам судом не избирается. Если судебное решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста затрагивает права и законные интересы иных лиц. проживающих в том же житом помещении, они вправе обжаловать его в установленном законом порядке.

В числе других обстоятельств необходимо учитывать и род занятий подозреваемого или обвиняемого, его личностные характеристики, тщательно изучать обстоятельства дела. Решающим для назначения домашнего ареста становится состояние здоровья такого лица, наличие малолетних детей, престарелых родителей на иждивении, положительные характеристики, оказание содействия следствию при расследовании преступлений.

Ленский районный суд удовлетворил ходатайство старшего следователя следственного отдела по Ленскому району следственного управления по Республике Саха (Якутия) об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста Н., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ. Как установлено, Н. подозревался в совершении умышленного преступления, отнесенного законом к категории особо тяжких, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

При избрании меры пресечения учтено, что Н., 1936 года рождения, является пенсионером по возрасту, ранее не судим, имеет регистрацию и постоянное место жительства в г. Ленске, согчасно медицинской справке, выданной Ленской центральной районной больницей, состоит на диспансерном учете в связи с перенесенным в 2011 году острым инфарктом миокарда.

Часть 1 статьи 107 УПК РФ предусматривает, что с учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение. Представляется, что такое состояние здоровья должно подтверждаться данными о тяжелом заболевании, ранении, требующем госпитализации, или таком болезненном состоянии подозреваемого или обвиняемого, которое требует специализированного ухода за ним в условиях стационара.

Очевидно, что если обвиняемый в силу болезни, входящей в перечень тяжких заболеваний, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 14.01.2011 № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», не подлежит заключению под стражу (ч. I1 ст. 110 УПК РФ), он может быть помещен в профильное лечебное учреждение и находиться в нем под домашним арестом на основании соответствующего решения суда.

Медицинская помощь согласно положениям Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЭ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» оказывается медицинскими организациями. В связи с этим до приведения частей 1 и 11 статьи 107 УПК РФ в соответствие с отраслевым законодательством под лечебным учреждением, а также учреждением здравоохранения следует понимать медицинскую организацию государственной или муниципальной систем здравоохранения, осуществляющую в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основан лицензии.

Контроль за соблюдением режима домашнего ареста

Согласно положениям статьи 107 УПК РФ порядок осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений определяется нормативными правовыми актами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно со Следственным комитетом Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в состав которых входят органы предварительного следствия, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

В решении суда об избрании меры пресечения должно быть указано, на какие органы или должностных лиц возложен контроль за соблюдением установленных ограничений.

Часть 10 статьи 107 УПК РФ определяет в качестве органа, ответственного за осуществление контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов (или) ограничений, федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1314 таким органом определена Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН России), поэтому непосредственный контроль возложен на уголовно-исполнительные инспекции.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.2013 № 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» утверждены соответствующие Правила, устанавливающие порядок применения уголовно-исполнительными инспекциями технических средств в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста.

Вместе с тем приходится признать, что уголовно-исполнительные инспекции лишены механизмов осуществления эффективного контроля за соблюдением подозреваемым или обвиняемым установленных судом запретов и ограничений. Судебное постановление об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения не дает оснований для проведения следственных действий, предусмотренных главой 25 УПК РФ. в частности, контроля и записи переговоров, а также получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Кроме того, не будет считаться основанным на законе поручение следователя органу дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на осуществление контроля за надлежащим выполнением подозреваемыми, обвиняемыми ограничений и запретов, установленных избранной мерой пресечения. Оперативно-розыскные мероприятия, проводимые в случаях и порядке, установленных УПК РФ, должны соответствовать целям и задачам оперативно-розыскной деятельности.

Если местом исполнения домашнего ареста является лечебное учреждение, следователю (дознавателю) надлежит учитывать, что в соответствии с положениями статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЭ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сведения о факте обращен™ гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается только с письменного согласия гражданина или его законного представителя. Если же согласие отсутствует, то предоставление таких сведений возможно только по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно.

Таким образом, администрация лечебного учреждения не обязана предоставлять уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей контроль за соблюдением режима домашнего ареста, информацию о выписке или необходимости перевода в другое лечебное учреждение госпитализированного подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. В связи с этим в случае определения лечебного учреждения в качестве места исполнения домашнего ареста соответствующий запрос в данную организацию надлежит направлять следователю (дознавателю), в производстве которого находится уголовное дело, с последующим своевременным информированием уголовно-исполнительной инспекции.

С целью обеспечения эффективного контроля за подозреваемыми или обвиняемыми, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, следователям (дознавателям) надлежит непосредственно после вынесения судебного решения об избрании указанной меры пресечения организовывать соответствующее взаимодействие с контролирующим органом, то есть с уголовно-исполнительной инспекцией по адресу места исполнения домашнего ареста, определенного судебным решением.

Данное взаимодействие должно включать:

  • установление контактных данных сотрудника уголовноисполнительной инспекции, ответственного за осуществление мер по контролю за соблюдением режима домашнего ареста;
  • подготовку и направление в уголовно-исполнительную инспекцию документов, необходимых для организации исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста (справка по уголовному делу, копия паспорта подозреваемого или обвиняемого, справка о наличии или изъятии паспорта или иного документа, по которому граждане Российской Федерации осуществляют выезд из России и въезд в Россию);
  • информирование органов дознания и следственных органов о соблюдении подозреваемым или обвиняемым наложенных судом запретов или ограничений, о нарушениях им условий домашнего ареста;
  • согласование вопросов организации доставки подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, в органы дознания, следственные органы или в суд.

Подписаться на новые темы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!