Допрос подозреваемого и обвиняемого

Допрос подозреваемого и обвиняемого

Психические состояния подозреваемого и обвиняемого, особенности их поведения на предварительном следствии

Стремясь уклониться от ответственности и скрыть свое участие в преступлении, виновный старается утаить от окружающих и связанные с этим переживания. Он оберегает свои воспоминания от внешнего проявления и тем самым постоянно оживляет их, а, подавляя переживания, еще более их обостряет. В конце концов, тенденция скрыть свои чувства и мысли вносит сильнейшую дезорганизацию в его психические процессы. В частности, у подозреваемого происходит частая смена состояний, сопровождаемая то появлением уверенности в себе, стремлением к активному противодействию, недооценкой возможностей следствия, самоуверенностью, то, напротив, возникновением подавленного, депрессивного состояния, растерянности, безволия. В отличие от подозреваемого обвиняемый чаще всего имеет больше сведений о положении дел, о содержании имеющихся доказательств у следствия. Однако на предварительном следствии, у подозреваемого и обвиняемого наблюдаются многие сходные психологические состояния, мотивы, побуждения, а отсюда и особенности поведения. Психические состояния, мотивы действий, личностные качества допрашиваемых определяют их поведение на предварительном следствии и тем самым обуславливают психологический подход к ним, избрание наиболее эффективных, тактических и психологических приемов. На допросе обвиняемый может испытывать самые разнообразные чувства. Совершивший преступление боится изобличения и, конечно же, наказания. Это обычно действует на психику угнетающе, может в значительной степени подавить волю допрашиваемого, снизить возможности правильной оценки сложившихся обстоятельств, ухудшить самоконтроль, привести обвиняемого в угнетенное, депрессивное состояние. Страх обычно возникает у лица, совершившего преступление, задолго до привлечения его к уголовной ответственности. Такие психологические состояния затрудняют установление с допрашиваемым психологического контакта, снижают эффективность тактических приемов допроса. На допросе обвиняемый может быть в состоянии душевного потрясения, стыда, опасаясь, что о случившемся узнают родные и близкие, друзья, сослуживцы, соседи. Моральные оценки и суждения окружающих небезразличны даже для людей с устоявшимися антиобщественными взглядами. Нежелание огласки является весьма сильным мотивом, во многом определяющим поведение обвиняемого.

Для отдельных обвиняемых типична боязнь утраты достигнутого им социального, служебного и материального положения. Поэтому на допросе такой обвиняемый чаще всего уклоняется от дачи правдивых показаний. Здесь следователь, чтобы преодолеть указанное психологическое состояние обвиняемого, должен убедить его в возможности честным и добросовестным трудом восстановить социальное положение, стать полноправным членом общества.

Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни, оказаться среди преступников. Такое чувство, особенно присущее лицам, впервые совершившим преступление и привлеченным к уголовной ответственности, обычно приводит их в состояние глубокой депрессии. В такой ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания под стражей, приговора, связанного с лишением свободы, можно, только отрицая свою вину, давая ложные показания, у него возникает соответствующее психологическое состояние, формируется позиция, которую следователю необходимо преодолеть. Для этого требуется убедить обвиняемого, что доказывание вины мало зависит от его признания, а в решающей мере — от всей совокупности доказательств. Здесь требуется разъяснить обвиняемому, что чистосердечное раскаяние, а также активное способствование раскрытию преступления является для суда обстоятельством, смягчающим ответственность. Практика показывает, что в преступлениях, совершаемых группой, обвиняемый по — разному относится к соучастникам. Если кому‑то он многим обязан, то старается скрыть причастность к преступлению этого человека, надеясь на его помощь и поддержку. Гораздо чаще система психологических отношений в преступной группе построена на подчинении силе, страхе, иных низменных побуждениях и инстинктах. Поэтому в процессе расследования, когда участники преступной группы изолированы друг от друга, построенные на такой основе отношения распадаются. У обвиняемого крепнет неприязнь к лицам, втянувшим его в преступную группу, по чьей вине он оказался привлеченным к уголовной ответственности. Следователь использует подобное психологическое состояние обвиняемого, раскрывает перед ним систему отношений, существовавших в преступной группе, показывает, на чем построено ложное чувство товарищества среди преступников, использует эти знания для выбора наиболее эффективных тактических приемов допроса. Для обвиняемого на предварительном следствии очень характерно психологическое состояние тревоги, неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия, в том числе и носящие принудительный характер, будут проведены и т. д. Такое психологическое состояние является основой для разработки и применения тактических и психологических приемов. Поведение человека в значительной степени определяется воздействием на него доминанты — господствующего в данный момент очага возбуждения в коре больших полушарий головного мозга, который обладает повышенной чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящее влияние на работу других нервных центров. Зачастую доминанта воздействует и на преступника. Испытывая чувства тревоги, сожаления, страха, раскаяния и т. д., правонарушитель мысленно многократно возвращается к событию преступления, обдумывает возможные неблагоприятные последствия. Этот процесс приводит к еще большему усилению переживаний, к постоянному подкреплению очага возбуждения — доминанты. Замечено, что чем тяжелее преступление, тем ярче изменения в поведении преступника.

Однако этим значение доминанты не исчерпывается. Давно замечено, что человек, совершивший тяжкое преступление, испытывает сильное психологическое напряжение. Стремление скрыть причастность к преступлению, необходимость маскироваться, чтобы выглядеть спокойным, приводят к усилению торможения в клетках коры головного мозга. После этого начинает преобладать процесс возбуждения. Оно становится все более устойчивым, а потом и постоянным. Безусловно, преступник испытывает острое желание снизить напряженность, снять с себя бремя тайны преступления, посоветоваться, как быть дальше, какую линию поведения избрать, просто выговориться хотя бы и постороннему человеку. Выявление таких состояний, «поддержание» указанных процессов на допросе, проведенном в строгих рамках правовых и этических норм, способствуют получению правдивых показаний, скорейшему раскрытию преступлений. В сложной ситуации следователю нужно знать все основные социальные роли, которые исполнял допрашиваемый в жизни, и научиться направлять допрашиваемого к занятию такой ролевой позиции, которая бы наиболее соответствовала ситуации данного допроса. Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, т. е. к социально положительным ролевым позициям данной личности. Например, изучая личность обвиняемого, следователь установил, что юноша увлекается радиотехникой. Будучи сам страстным любителем радиотехники, следователь достиг полного психологического контакта, заговорив с допрашиваемым на любую тему.

Психологические особенности проведения обыска

Обыск носит по отношению к обыскиваемому принудительный характер. Обыск, проводимый в отсутствие обвиняемого, позволяет при последующих допросах, использовать незнание им результатов обыска. Обыск, осуществляемый в присутствии обвиняемого, дает возможность использовать наблюдение за его поведением для повышения эффективности этого следственного действия. Рассмотрим вопросы психологического наблюдения за поведением обыскиваемого. Есть все основания полагать, что обвиняемый, имеющий преступный опыт, обладающий такими волевыми качествами, как решительность, выдержка, смелость, часто более уверено ведет себя во время обыска, способен сдерживать волнение, демонстрировать безразличие даже на самых «критических» этапах обыска. Криминалистические и судебно — психологические наблюдения показывают, что труднее скрывать волнение женщинам и несовершеннолетним. Очевидно, эти обстоятельства, включая оценку других психологических качеств и состояний, нужно учитывать, решая вопрос о том, в чьем присутствии будет проводиться обыск. Таким образом, в процессе обыска необходимо постоянно наблюдать за обвиняемым и членами его семьи. Для обыскиваемых обыск является сильнейшим раздражителем, приводящим их в состояние значительной эмоциональной напряженности; скрыть эту напряженность очень трудно. Как известно, существуют непроизвольные и произвольные реакции человека на раздражители. Непроизвольные реакции в значительной степени не регулируются и не управляются волевыми усилиями и могут выражаться в побледнении или покраснении кожных покровов, дрожании рук, усиленной потливости, изменении тембра голоса, нарушении координации движений. Наблюдение указанных признаков может в известной степени ориентировать на приближение обыскивающего к месту укрытия. Произвольные психофизиологические реакции также свидетельствуют об эмоциональной напряженности обыскиваемых и выражаются в мимике и жестикуляции, говорящих о волнении, в отсутствии последовательности и логики действий и слов, частых глотательных движениях т. д. В процессе обыска есть возможность усиливать элементы психологической напряженности обвиняемого, чтобы легче заметить «критические точки». Такой метод в криминалистической науке и практике получил название «словесная разведка». Суть его в том, что следователь (или работник, органа дознания) спрашивает обыскиваемого о расположении помещении, назначении тех или иных предметов, принадлежности определенных вещей и т. д. и при этом наблюдает за его состоянием, психофизиологическими реакциями. При этом в действие вступает новый дополнительный раздражитель — словесный, который еще более усиливает процессы эмоционального возбуждения обыскиваемого усложняет возможности контроля за собственным поведением и реакцией. В криминалистической литературе имеются рекомендации относительно проведения повторного и даже неоднократного обыска у одного и того же лица, если первый не дал положительных результатов. Эффективность повторных обысков психологически вполне объяснима. Нередко обвиняемый, у которого в ходе первого обыска ничего не обнаружили, успокаивается, возвращает временно перепрятанные ценности, добытые преступным путем к себе домой. Феномен привыкания к опасности возникает в тех случаях, когда предметы преступного назначения или же добытые в результате правонарушения находятся у обвиняемого более или менее длительное время. Вначале преступник стремится надежно спрятать их, оборудует специальные тайники, заботится о маскирующих признаках. Однако по истечении определенного времени, особенно при необходимости периодически использовать укрытое, для проверки его неприкосновенности, преступник постепенно перестает укрывать, прятать, утрачивает осторожность. В таких случаях оружие, орудия преступления, ценности остаются вне тайников, на виду.

Допрос

Допрос на предварительном следствии — это комплекс предусмотренных законом познавательных и удостоверительных операций, выполняемых следователем (лицом, производящим дознание, прокурором, начальником следственного отдела) по находящемуся в его производстве уголовному делу, с целью получения и закрепления показаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Сущность допроса состоит в том, что в ходе выполнения дознавательных операций следователь побуждает лицо, которому могут быть известны обстоятельства, прямо или косвенно связанные с расследуемым событием, дать о них показания, выслушивает сообщаемую информацию и фиксирует ее в установленном законом порядке для того, чтобы она могла быть использована в качестве доказательства по уголовному делу. Целью допроса является получение информации, на основании которой следователь:

1) устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу;

2) устанавливает источники, из которых могут быть получены сведения, относящиеся к расследуемому событию;

3) проверяет достоверность имеющихся в деле доказательств.

В ходе подготовки к допросу следователь обязан выполнить следующие действия:

  • тщательно изучить материалы уголовного дела и на основе полученной информации определить или уточнить процессуальное положение лица;
  • определить предмет показаний лица, вызываемого на допрос;
  • изучить социально — демографические данные, психологические, психофизиологические качества и состояние вызываемого на допрос лица.

Разумеется, заранее трудно предусмотреть, знание каких именно качеств и состояний личности потребуется при допросе, однако в любом случае, желательно иметь представление о таких особенностях личности допрашиваемого, как пол, возраст, образование, профессия, интересы, уровень культуры и правосознания, взгляды, психологические качества (характер, темперамент, воля, эмоциональные черты), возможные психологические состояния в момент допроса растерянность, подавленность, страх, самоуверенность и т. д.).

Если по делу предстоит допросить несколько обвиняемых (подозреваемых), то предварительно необходимо изучить систему взаимоотношений, сложившихся в группе лиц, совершивших преступление, с тем, чтобы определить последовательность их допросов с учетом характера их взаимоотношений. Для получения полных и достоверных показаний основными тактическими приемами при производстве допросов являются методы установления психологического контакта с допрашиваемым, нейтрализации его негативной позиции и оказания на него психического воздействия с целью получения полных и достоверных показаний. Изучение личности допрашиваемого помогает определить особенности, которые приобретает у него процесс формирования показаний, предположить, какова будет его линия поведения на допросе и выработать нужную тактику допроса с использованием тех или иных психологических приемов. С тактической точки зрения допрос может быть разделен на следующие стадии: подготовительную (вступительную), свободный рассказ допрашиваемого и его ответы на вопросы следователя. На подготовительной (вступительной) стадии следователь устанавливает личность явившегося на допрос и его анкетные данные, разъясняет допрашиваемому его права и обязанности, решает вопрос об участии переводчика. Основной задачей этой стадии допроса является создание оптимальных условий для получения показаний от допрашиваемого и обеспечение достоверности показаний. Для этого необходимо установить психологический контакт с допрашиваемым. Под психологическим контактом с допрашиваемым понимают создание такой атмосферы допроса, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях, осознает необходимость способствовать своими показаниями установлению истины. Обман допрашиваемого, попытки поймать его в ловушку подрывают его доверие к следователю, способствуют возникновению конфликтной атмосферы допроса. Такой контакт может быть достигнут применением достаточно распространенного и во многих случаях оправдывающего себя тактического приема, суть которого заключается в проведении следователем «разведывательной» беседы с допрашиваемым.

Беседуя на отвлеченные темы, следователь выясняет, какие из них наиболее близки допрашиваемому, и сосредотачивается на их обсуждении. При этом без необходимости он не акцентирует внимание на прежних судимостях допрашиваемого и данных, характеризующих его с отрицательной стороны. Спокойная беседа с допрашиваемым снимает его внутреннее напряжение, уменьшает его волнение. В ходе такой беседы следователь получает дополнительную информацию о мыслительных, речевых и других психологических свойствах допрашиваемого, которые имеют значение для определения тактики производства допроса в следующей его стадии. Для того чтобы беседа была результативной, следователь вырабатывает в себе умение мысленно становиться на позиции собеседника и, самое главное, проявлять искреннюю заинтересованность. На стадии свободного рассказа допрашиваемый, по предложению следователя, сообщает сведения об обстоятельствах, по поводу которых он вызван на допрос. Свободное изложение дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить отдельные обстоятельства, имеющие, по его мнению, значение для следователя. Если допрашиваемый сообщает не все сведения, представляющие интерес для следователя, либо сообщаемые сведения противоречат материалам уголовного дела, допрос переходит в стадию ответов на вопросы. На этой стадии допроса могут применяться различные тактические приемы, побуждающие допрашиваемого к даче показаний. Эти приемы основаны на постановке следователем вопросов, направленных на получение от допрашиваемого дополнительных сведений о тех или иных фактах, обстоятельствах (дополняющие вопросы) либо на уточнение показаний и устранение неточностей и противоречий в показаниях (уточняющие вопросы). Формулируя уточняющий вопрос, следователь сопоставляет имеющиеся в показаниях несоответствия, противоречия и предлагает допрашиваемому объяснить, в какой части его показания следует считать достоверными. В тех случаях, когда допрашиваемый не может вспомнить какие‑либо факты (обстоятельства), следователь формулирует вопросы, направленные на оживление ассоциативных связей, с целью восстановления в памяти воспринятых допрашиваемым фактов (напоминающие вопросы). Если есть основания полагать, что допрашиваемый по тем или иным причинам сообщил неправильные сведения, следователь проверяет возникшее предположение путем постановки вопросов, направленных на выяснение условий восприятия события или факта, о которых допрашиваемый дает показания, а также установление иных источников сообщаемых сведений (контрольные вопросы). При этом недопустимо задавать вопросы, в формулировке которых содержится ожидаемый, желательный ответ (наводящие вопросы). Недопустимо применение таких тактических приемов, которые: основаны на обмане; связаны с угрозой и шантажом; сопряжены с физическим и психическим насилием, унижением чести и достоинства допрашиваемого; связаны с понуждением допрашиваемого к даче ложных показаний, оговору и самооговору; основаны на использовании низменных побуждений (корысти, мести и др.), религиозных чувств, невежества и предрассудков допрашиваемых.

В момент допроса подозреваемый либо растерян в связи с неожиданным задержанием и готов дать показания, либо, наоборот, возбужден, агрессивен и настроен отрицать причастность к совершению преступления. Если подозреваемый отказывается давать показания, следователь выясняет мотивы отказа и разъясняет подозреваемому, что тем самым он лишает себя возможности защищаться от возникшего подозрения. При наличии доказательств, достоверность которых не вызывает сомнения, следователь может предъявить их полностью или частично и предложить подозреваемому высказать все, что он думает по данному поводу. В любом случае, следователь старается вовлечь подозреваемого в диалог, в ходе которого подробно и терпеливо разъясняет ему все неблагоприятные последствия занятой позиции. Иногда в такой ситуации полезно вести диалог так, чтобы вызвать у подозреваемого возражения, побудить его занять активную оборонительную, защитную позицию, в связи с чем ему придется дать показания. С учетом имеющихся доказательств и личности допрашиваемого следователь применяет следующие приемы:

1) спокойным тоном отмечает несоответствие показаний материалам дела и советует рассказать правду;

2) объясняет значение чистосердечного раскаяния и разъясняет значение обстоятельств, смягчающих ответственность за совершённое преступление (ст. 61 УК РФ);

3) задает допрашиваемому дополняющие и уточняющие вопросы об обстоятельствах, относительно которых имеется наибольшее количество достоверных данных;

4) демонстрирует какой‑либо объект, не акцентируя на нем внимания допрашиваемого (например, как бы невзначай снимает газету или иное покрытие с лежащего на столе вещественного доказательства, изъятого с места происшествия);

5) задавая вопросы, пытается поставить их таким образом, чтобы допрашиваемый сообщил сведения, которые могли стать известными ему только в том случае, если он находился на месте происшествия, при наличии данных о том, что он не был на этом месте или был, но в другое время. Однако при этом недопустимо ставить так называемые «улавливающие вопросы», т. е. состоящие из двух частей, сформулированных таким образом, что утвердительный ответ на первую часть в любом случае может быть истолкован как утвердительный ответ и на вторую часть;

6) разъясняет подозреваемому иные, помимо его показаний, средства установления обстоятельств, свидетельствующих о его причастности к совершению преступления, демонстрирует соответствующие поисковые приборы, разъясняет возможность экспертизы по установлению обстоятельств, имеющих отношение к делу и т. п.;

7) создает у допрашиваемого преувеличенное представление о степени осведомленности относительно его участия в совершении преступления: выражает осведомленность в неопределенной форме; использует в ходе допроса малоизвестные факты из жизни допрашиваемого, создает впечатление о том, что ему неизвестны лишь некоторые второстепенные обстоятельства и т. п.

Одним из тактических приемов, применяемых для изобличения подозреваемого, является предъявление доказательств. Предъявлять следует только достоверные доказательства, так как использование недостоверных доказательств укрепляет в подозреваемом решимость оставаться на позиции отрицания причастности к совершению преступления.

Доказательства могут предъявляться в различной последовательности. Обычно они предъявляются по мере возрастания их доказательственного значения: вначале менее значительные, косвенно подтверждающие вину подозреваемого, а затем все более и более веские. Наибольший эффект этот способ дает при предъявлении доказательств подозреваемому, отрицающему свою причастность к совершенному преступлению или дающему заведомо ложные показания о степени и роли своего участия в совершении преступления. Иногда для склонения допрашиваемого к даче правдивых показаний в первую очередь предъявляется наиболее впечатляющее доказательство, даже если в системе доказательств оно играет второстепенную роль. В этом случае у допрашиваемого создается впечатление о полной осведомленности следователя об обстоятельствах совершенного преступления. К этому близок также тактический прием, суть которого состоит в том, что следователь, используя свою осведомленность о каком‑то второстепенном обстоятельстве, ставит вопрос о нем так, как будто это — единственное, что его интересует. У допрашиваемого создается впечатление, что остальное следователю уже известно. Такое же впечатление у допрашиваемого создается, когда следователь, выслушав показания, противоречащие материалам дела, описывает механизм происшедшего события, используя для этого неполные данные и создавая впечатление о несущественности тех, которые ему еще неизвестны. Внезапное предъявление такого рода доказательств нередко приводит подозреваемого в замешательство и он, не имея времени для обдумывания ответа, который бы звучал правдоподобно, начинает давать неубедительные и противоречивые показания. Если следователь хорошо знает материалы уголовного дела, внимательно слушает показания подозреваемого и наблюдает за его реакцией в момент предъявления доказательства, то, используя замешательство подозреваемого и противоречия в его показаниях, может убедить его в бесперспективности избранной им линии поведения. При недостаточности доказательств для изобличения подозреваемого следователь пытается получить их от допрашиваемого, используя для этого противоречия в его показаниях и те сведения, которые подозреваемый сообщил по неосмотрительности.

Тактика допроса обвиняемого

Тактика допроса обвиняемого имеет определенные особенности, обусловленные следующими факторами:

1) в отношении данного лица собраны доказательства, дающие основание утверждать, что преступление совершено им;

2) обвиняемому предъявлено обвинение и он, сопоставляя формулировку обвинения и реальное событие преступления, может сделать вывод о том, какими доказательствами располагает следователь.

Кроме того, допросу данного лица в качестве обвиняемого нередко предшествовал допрос в качестве подозреваемого, и следователь располагает определенной информацией о личности обвиняемого. Тактика допроса обвиняемого в условиях конфликтной ситуации сходна с тактикой допроса подозреваемого в такой же ситуации. Отличие состоит, главным образом, в применении тактических приемов, основанных на предъявлении доказательств и психическом воздействии на обвиняемого. Если в совокупности доказательств имеются пробелы, которые в целом не влияют на вывод следователя о совершении преступления обвиняемым, то в ходе допроса доказательства необходимо предъявлять таким образом, чтобы обвиняемый не только не догадался об этом, но и в своих показаниях сообщил сведения о недостающих доказательствах. Для этого применяются различные приемы, в том числе тактический прием, основанный на создании преувеличенного представления об объеме имеющихся доказательств. Специфика тактики допроса обвиняемого заключается также в более широком применении психологического воздействия. К моменту допроса лица в качестве обвиняемого следователь, как правило, имеет достаточно полное представление о личностных свойствах допрашиваемого. В зависимости от их характеристики и складывающейся в ходе допроса ситуации, он применяет приемы психологического воздействия: активизирует положительные качества допрашиваемого (например, анализирует положительные характеристики, приводит данные личного наблюдения за поведением обвиняемого и делает выводы о том, что обвиняемый может исправиться и стать полноправным членом общества и т. п.); разъясняет правовые последствия деятельного раскаяния и активной помощи в раскрытии преступления. Тактика допроса обвиняемого по уголовному делу о преступлении, совершенном группой лиц, имеет особенности, обусловленные характером отношений между соучастниками. С одним из соучастников обвиняемый может быть связан узами дружбы, с другими его отношения основаны на чувстве страха, на подчиненности или зависимости и т. п. Если соучастники преступления изолированы друг от друга, то отношения между ними со временем меняются, особенно когда обвиняемый, находящийся под стражей, не получает помощи, которая ему была обещана теми, кто остался на свободе. Поэтому в ходе подготовки к допросам следователь пытается определить, у кого из обвиняемых появилась неприязнь к соучастникам и по какой причине. Он выбирает того, кто считает себя обиженным или обделенным со стороны своих соучастников, раскрывает перед ним в ходе допроса систему отношений, существовавших в преступной группе, и место обвиняемого в сложившейся иерархии отношений.

Приемы психологического воздействия

Неравенство в положении следователя и заинтересованных лиц связано с тем, что последние знают, какие обстоятельства желательно скрыть, тогда как следователь сплошь и рядом имеет весьма неполное представление о том, что именно должно и может быть установлено по делу. Лицо, производящее расследование, двигаясь по следам преступления, всегда оказывается «в хвосте событий». Преступник же имеет неизбежный выигрыш во времени и инициативе, вынуждая следователя действовать в максимально затрудненной обстановке. Следует отметить, что для следствия характерна не только борьба. Еще в большей степени для настоящего следователя характерно тонкое психологическое воздействие на личность допрашиваемого с тем, чтобы изменить состояние и даже направленность этой личности с целью раскрытия преступления и предупреждения преступности.

Приемы правомерного психического воздействия — приемы преодоления противодействия следствию. Приемы психического воздействия имеют сверхзадачу — психологически разоружить противодействующее лицо, содействовать пониманию им негодности, порочности избранных средств противодействия, помочь изменить ему мотивацию поведения. Часто приемы психического воздействия реализуются в остроконфликтной форме, вызывая фрустрационное состояние допрашиваемого лица, снижающее возможности его противодействия. Для усиления фрустрационного воздействия основного уличающего доказательства необходима соответствующая психологическая подготовка его предъявления допрашиваемому, временное переключение его внимания на обстоятельства, как бы благоприятствующие его «легенде». Психологически обоснованный тактический прием должен отличаться избирательной направленностью — оказать наибольшее воздействие на психическое состояние виновного и быть нейтральным в отношении невиновных, обладать шоковым воздействием — быть неожиданным, заранее нерасшифрованным допрашиваемым лицом. Приемы психического воздействия на допрашиваемое лицо с целью изменения его позиций и получения правдивых показаний могут быть подразделены на следующие подгруппы:

  • основанные на использовании отдельных психологических качеств личности;
  • основанные на доверии допрашиваемого лица к личности следователя;
  • осведомления допрашиваемого лица о наличии достоверной доказательственной информации;
  • создающие у допрашиваемого преувеличенное представление об объеме имеющихся доказательств;
  • повышенного эмоционального воздействия, связанные с предъявлением неожиданной информации.

Одним из приемов правомерного психического воздействия является сокрытие от подследственного лица пробелов в системе доказательств. Проявляя повышенный интерес к второстепенным деталям события, следователь косвенно дает понять, что основное ему уже известно. При этом важно, чтобы допрашиваемому лицу не поступила информация о неосведомленности следователя по тому или иному вопросу, а сам допрашиваемый постоянно допускал утечку информации, проявлял информированность о тех обстоятельствах, которые могут быть известны лишь лицу, причастному к расследуемому преступлению. Одно из основных средств психического воздействия — вопрос следователя. Вопрос можно поставить таким образом, чтобы ограничить меру информации для допрашиваемого лица или активизировать его предвосхищающую деятельность. Обвиняемый (подозреваемый) всегда знает то, что его изобличает, и чувствует меру приближения вопроса следователя к изобличающим обстоятельствам. Он анализирует не только то, что спрашивается, но и то, для чего спрашивается. Следователь широко использует противодействующие вопросы, т. е. такие вопросы, которые парируют предыдущие ответы, вскрывают их несостоятельность, выражают негативное к ним отношение со стороны следователя, противодействуют ложным установкам допрашиваемого. Эти вопросы — реплики демонстрируют информационную осведомленность следователя по расследуемому эпизоду, предупреждает о невозможности ввести следствие в заблуждение. Так же им могут использоваться изобличающие вопросы. Напряженные психические состояния обвиняемого вызываются, подачей в наиболее подходящие моменты такой информации, которая резко нарушает сложившийся стереотип поведения на допросе, делает невозможным продолжение избранной линии поведения. Действенный прием изобличения виновного путем оказания на него психического воздействия — использование улик поведения. Поведение виновного после совершения преступления психологически резко отличается от поведения невиновного. Так или иначе, но поведение преступника после совершения преступления обусловлено фактором преступления, причинно связано с ним. К уликам поведения относятся: посещение места происшествия с целью фальсификации подлинных обстоятельств, меры по дополнительному сокрытию следов преступления, отрицание очевидных факторов в силу гипертрофии защитной доминанты, молчание о разоблачающем факте, о лицах, связанных с преступлением или знающих о нем, сообщение о деталях события, которые могут быть известны только преступнику.

Позиция допрашиваемого, его причастность диагностируется и по некоторым внешним проявлениям его поведения на допросе:

  • невиновный, как правило, отвечает на прямое обвинение бурной отрицательной реакцией; виновный часто придерживается выжидательной позиции;
  • невиновный постоянно обращается к конкретным пунктам обвинения, опровергает их фактическими доводами; виновный уходит от соприкосновения с конкретными обвинениями, особенно избегает повторного возврата к главному обвинению; его поведение более пассивно;
  • невиновный аргументирует свою невиновность общим социально положительным стилем своего поведения; социально деформированный виновный пренебрегает подобными аргументами;
  • невиновный остро переживает перспективу позора, осуждения сослуживцев, начальства, близких и знакомых; виновный интересуется лишь возможным наказанием.

Поведенческие особенности допрашиваемого не имеют доказательственного значения. Однако они могут быть использованы для определения приемов расследования. В тех случаях, когда в поведении обвиняемого проявляются колебания в выборе линии поведения, необходимо использовать прием накопления положительных ответов. Вначале задаются такие вопросы, на которые можно получить лишь положительные ответы, формирующийся стереотип продуктивного взаимодействия может облегчить в дальнейшем получение ответов и на трудные вопросы. Но стоит всегда помнить, что недопустимо психическое насилие — шантаж, угрозы, обман, необоснованные обещания, использование религиозных предрассудков, малокультурность допрашиваемого, незнание им своих прав и т. п. Все перечисленные характеристики доказывают первостепенную важность именно психологических знаний следователя для успешного решения задач расследования преступлений.

Психологические приемы допроса в бесконфликтной ситуации

Постановка личностно значимых вопросов, снятие эмоциональной напряженности, формирование мыслительной задачи.

Актуализация интереса к обстоятельствам:

  • входящим в предмет доказывания;
  • необходимым для проверки и оценки доказательств;
  • тактически значимых для допроса других лиц.

Раскрытие личностного смысла правдивых показаний.

Опора на положительные качества и личные заслуги допрашиваемого лица.

Оказание мнемической помощи:

  • возбуждение ассоциаций по смыслу, временной и пространственной смежности, сходству и контрасту;
  • привязка к личностно значимым обстоятельствам, разноплановый детализирующий допрос.

Приемы допроса в ситуации противодействия

  • установление психологического контакта, устранение эмоционального и смыслового барьера, проявление сопереживания и понимания психического состояния допрашиваемого, использование оперативно — розыскных данных и экспертных данных, предъявление доказательств по возрастающей степени их значимости.
  • использование фактора внезапности, временная маскировка цели допроса и имеющегося объема доказательств, создание у допрашиваемого представления о значительном объеме доказательств, демонстрация осведомленности в деталях расследуемого события.
  • использование антипатий к отдельным участникам преступления, предъявление доказательств, требующих детализации показаний, раскрытие противоречий в показаниях, предъявление опровергающих доказательств.
  • постановка изобличающих косвенных вопросов, создание ситуаций, вызывающих проговорки.

Приемы изобличения во лжи

  • постановка вопросов, второстепенных с точки зрения допрашиваемого, но фактически изобличающих причастность лица к расследуемому событию.
  • повторный детализирующий допрос по одним и тем же обстоятельствам. Создание преувеличенного представления об осведомленности следователя.
  • внезапная постановка ключевых вопросов, предъявление решающих доказательств.
  • использование слабых мест допрашиваемого.
  • раскрытие личностного смысла дачи правдивых показаний.
  • создание психически напряженных состояний на фоне пренебрежения другими участниками группового преступления интересов допрашиваемого.

Подписаться на новые темы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!