Способы тайного общения в криминале

Способы тайного общения в криминале

Тайное общение — одно из специфических явлений криминальной субкультуры. Это и понятно, поскольку сама криминальная субкультура -явление тайное. Преступникам есть что скрывать от окружающих и особенно от правоохранительных органов. Раньше считалось, что тайное общение свойственно только для мест лишения свободы. Это не совсем так. Ведь, находясь на свободе, преступники тоже вынуждены скрывать свои планы, намерения, способы преступных действий.

Особенно склонны к тайному общению несовершеннолетние и молодежь. Они вносят в способы тайного общения энергию, изобретательность и изощренность. "Некоторые из этих способов настолько стары, что стали общеизвестными" — писал старый юрист, не предполагавший, что сама жизнь внесет в эти способы существенные изменения. Кроме того, постоянно возникают и новые способы тайного общения. Изучение способов тайного общения помогает более глубоко понять сущность и механизмы криминальной субкультуры, причины и условия ее живучести, раскрыть психологию личности преступника, выявить каналы отрицательного влияния на нее, вести с ним борьбу, не допуская дальнейшей криминализации личности.

Речь здесь идет не об оперативно-розыскном аспекте изучения способов тайного общения. Нас интересуют аспекты: социально — психологический и возрастной психологический. Именно для этого необходимо знать, как отразились на способах тайного общения правонарушителей социальный прогресс, развитие науки и техники, рост профессиональной и организованной преступности в стране; как влияют возрастные особенности правонарушителей на способы тайного общения.

Система тайного общения возникла как средство противодействия преступников правоохранительным органам, а в местах лишения свободы — администрации, которая расселяла осужденных по одиночным камерам, применяла специальные меры, нарушавшие их нормальное человеческое общение. Эта система приобрела международный характер. Каждый из ее способов тщательно и длительно отработан и апробирован практикой миллионов людей, прошедших через преступные группы и тюрьмы.

В современных условиях, когда одиночное заключение почти не применяется, тайное общение в местах лишения свободы, казалось бы, должно исчезнуть. Однако оно существует, способы его меняются, но не исчезают. Причина этого не только в живучести "воровских традиций" и влиянии наиболее зараженной в криминальном отношении части осужденных, учащихся спецшкол и спецПТУ на тех, кто находится в этих учреждениях. Здесь есть и объективные причины: лицам, изолированным от общества, есть что таить от администрации. Это не только нераскрытые преступления и нарушения режима, но и другие поступки, по которым администрация может сделать вывод об особенностях личности и степени ее исправленности Кроме того люди, очевидно, просто не любят, когда их изучают лица, от которых они находятся в определенной зависимости.

Что касается преступников, действующих на свободе, то они и подавно стремятся вооружиться новейшими средствами тайного общения, рожденными научно-технической революцией (от индивидуальных радиостанций до специальных устройств).

Исследователи выделяют такие способы тайного общения, как акустические, письменные, визуальные, технические. Каждый из них может быть целостной системой сообщения информации и обмена ею в виде письма, условных сигналов и знаков, передаваемых с помощью технических средств (например, по радио) и без использования таковых.

К акустическим средствам тайного общения относят уголовный жаргон, перестукивание("тукование"), пение и выкрикивание. К визуальным средствам относят язык жестов, позы, пантомимы, мимику (так называемый "тюремный семафор").

К тайному письменному общению относят легальную и нелегальную переписку с помощью слов(жаргона), символов, знаков, различных способов шифрования сообщений. В тайном общении используются различные технические средства и устройства для передачи информации.

Уголовный жаргон ("блатная музыка")

Общая характеристика уголовного жаргона несовершеннолетних и молодых преступников. Существование "своего" языка (военного, спортивного, научного, торгового, медицинского и т. п.) является одной из социально-психологических закономерностей функционирования различных социальных и профессиональных групп. В уголовном мире тоже существует свой язык, проявляющийся в форме воровского (тюремного) жаргона ("воровской речи", "блатной музыки", "блата", "фени"). Уголовный жаргон -не случайность, а закономерное явление, отражающее специфику субкультуры преступной среды, степень ее организованности и и профессионализации. Уголовный жаргон — явление международное. Он родился и развивается вместе с преступностью и отомрет с ее исчезновением (если, конечно, она когда-нибудь исчезнет). Имеется много исследований по истории возникновения, развития и функционирования уголовного жаргона. Однако в социально-психологическом плане эта проблема достаточно еще не исследована. Уголовный жаргон — неизбежный атрибут криминальной субкультуры, но это не означает, что с ним не надо бороться. Чтобы успешно вести борьбу с уголовным жаргоном, необходимо изучить закономерности его развития.

Уголовный жаргон — это условный язык. Как и любой жаргон, он имеет свою лексику и фразеологию, включающую на сегодня примерно 16 тыс. слов. Уголовный жаргон является особой словесной системой, базирующейся на фонетике и грамматике общенационального языка и имеющей существенные диалектные и социально-групповые различия. В уголовном жаргоне выделяют разновидности: воровской, тюремный как его основную часть, а также жаргон проституток и сутенеров, рэкетиров, наркоманов, бомжей, несовершеннолетних и молодых преступников и др.

Существуют многочисленные предположения о происхождении уголовного и, в частности, воровского языка. Наиболее известна гипотеза о том, что в основе воровского жаргона лежит язык офенский, ранее употреблявшийся офенями (их называли также ходебщиками, каньчужниками, коробейниками, прасолами) — мелкими торговцами, ходившими по деревням с иконами, лубочными изделиями и другим мелким товаром.

Значит, не случайно в современном воровском языке встречается много слов, относящихся к языку офеней. Однако следует иметь в виду, что в процессе развития воровской и уголовный жаргон вбирал в себя и слова из других "искусственных" языков, которыми в старину пользовались различные замкнутые группы населения.

Полагают, что при возникновении уголовного жаргона в него вошло много слов из профессионального языка моряков, который в известной степени интернационален, а также из языков других народов. Отмечается, например, влияние на него восточных языков, а также еврейского и цыганского.

В воровской жаргон вошли слова из языка нищих, также связанного с языком офеней в такой степени, что "... благодаря обилию слов этот язык позволял вести разговоры не только на узкопрофессиональные темы. Собственно воровской язык, по-видимому, более профессионален, хотя, конечно, в его словаре есть слова для ведения и бытовых разговоров".

Судить о степени развитости воровского жаргона трудно, поскольку имеющиеся словари отражают лишь часть языка, которым пользуются уголовные элементы. Словари свидетельствуют лишь о том, в какой мере исследователи и сотрудники правоохранительных органов знают этот язык, а не о практическом его состоянии. Возможно, это "лишь отголоски того языка, которым пользуются высшие слои воровского мира и который недоступен исследователям".

На развитие воровского жаргона сильное влияние оказали заимствованные из русского языка вульгаризмы. Развиваясь, воровской жаргон перестал быть единым. Пополняясь за счет других "естественных" и "искусственных" языков, он способствовал созданию языков различных преступных сообществ, не относящимся к ворам в законе. На развитии уголовного жаргона в современных условиях отразились, с одной стороны, профессионализация преступности, появление организованной и коррумпированной преступности, а с другой — ее вульгаризация. Пока эта проблема изучается слабо.

Имея много общего в закономерностях возникновения и развития с другими видами профессиональных языков, уголовный жаргон в то же время отличается от них своим аморальным содержанием и криминальными функциями. Прежде всего он предназначен для зашифровки мыслей и тем самым обеспечения живучести преступного сообщества. Это достигается постоянными изменениями, происходящими в уголовном жаргоне (его динамизмом), постоянным обновлением его словаря. Кроме того, в уголовном жаргоне много синонимов. Например, для обозначения способности говорить на воровском жаргоне употребляются как синонимы слова: по фене ботать, курсать, куликать по-свойски, блатыкаться, наблатоваться. Для обозначения проститутки имеются около 180 терминов, а стукача (доносчика) — свыше 125.

Владение уголовным жаргоном всегда использовалось несовершеннолетними и молодежью и как средство самоутверждения в преступной среде, подчеркивания мнимого превосходства сообщества преступников над другими людьми. Он возник и из объективной потребности распознавания" своих" и выделения их в особую "касту", противостоящую законопослушным гражданам. В этом уголовный жаргон по своим функциям схож с татуировками.

Одной из важных функций уголовного жаргона является выявление с его помощью лиц, которые хотели бы проникнуть в криминальное сообщество. В. Челидзе называет этот процесс иерархической диагностикой. Поэтому в определенные моменты употребляется лишь часть всего словаря, что позволяет "изобличать" подосланных властями агентов, изучивших общие основы языка, но не знающих его характера в данный момент. Те, кто лишь заимствуют воровские обычаи, выдавая себя за закоренелых "воров в законе", быстро проваливаются на таком языковом экзамене, т. к. не знают истинных информационных связей, действующих в преступном мире на сегодня.

Знание воровского жаргона необходимо и для отражения внутригрупповой иерархической структуры. Каждая "каста" имеет здесь свое название. Обозначая каждого члена сообщества терминами жаргона, можно сразу определить и правила их поведения, права и обязанности, систему взаимоотношений с ними, что также отражается в словаре.

Уголовный жаргон выполняет функцию обслуживания преступной деятельности. Это его главное назначение. Основная терминология в нем должна обозначить содержание и характер деятельности, предметы и орудия преступления, ситуации и объекты преступного посягательства, способы ухода от уголовного преследования и т. п.

И, наконец, уголовный жаргон призван обеспечить внутреннюю жизнь криминального сообщества, связанную с дележом добычи, проведением времени, развлечениями, половыми отношениями т. п.

Изучение уголовного жаргона и его разновидностей преследует несколько взаимосвязанных целей. По его распространенности можно изучать уровень развития преступности в стране, судить о степени ее организованности и профессионализации. Чем лучше организована преступность, чем она корпоративное, тем больше потребность преступных сообществ в собственном языке, тем быстрее развивается уголовный жаргон.

Профессионализация преступной деятельности отражается прежде всего на словаре. По нему можно судить об изменениях, происходящих в характере преступности, появлении новых видов преступной деятельности и новых преступных сообществ, о новых способах совершения преступлений, об изобретении предметов и орудий преступной деятельности, способов сокрытия следов и т. п. Появление, например, теневой экономики, рэкета, таксистской мафии, захват заложников, распространение разных видов мошенничества (наперсточников, трилистников и т. п.) способствовало образованию неологизмов в словаре уголовного жаргона.

Уголовный жаргон — важное средство изучения психологии личности и групп преступников. По изменениям в словаре можно сделать заключение об изменениях, происходящих в разных преступных группах, изменениях иерархии тех или иных "каст" преступников. Так, появление коррумпированной преступности привело к появлению распространенных на Западе терминов уголовного жаргона: "крыша", "крестный отец", таксистской мафии — "бомбилы" и т. п. По уголовному жаргону можно судить о динамике основных воровских идей, появлении новых воровских законов или их трансформации.

Изучение возникновения, развития и функционирования уголовного жаргона, оказывается, имеет определенное теоретическое значение для психолингвистики, семасиологии и смежных с ними наук о языке.

Практическое значение исследования уголовного жаргона состоит в том, что по нему можно изучать психологию личности конкретного преступника (заключенного, осужденного и т. п.), ее принадлежность к определенному преступному сообществу (ворам, грабителям, рэкетирам, насильникам, бомжам, наркоманам, проституткам т. п.), имеющему свои установки и отношение к закону, правилам человеческого общежития и общечеловеческим ценностям; степень его криминальной зараженности; внутреннее отношение данного субъекта к труду, дисциплине, государственной и частной собственности, к другим людям, к представителям власти, правоохранительных органов и т. п. Если в речи человека преобладают оскорбительные слова по отношению к женщине, нецензурная брань, изощренное глумление над общечеловеческими ценностями (милосердием, состраданием к ближнему, гуманностью и т. п.), пренебрежительно-издевательское отношение к труду людей и их собственности, унижающие достоинство представителей правоохранительных органов высказывания, то можно сказать, что у этого человека нет ничего святого за душой. И это достаточно точно отразит его внутренний мир. По индивидуальному словарному запасу можно также охарактеризовать микросреду, социальную группу ("банду", "команду", "стаю" т. п.), членом которой является данный подросток или молодой человек, ее нормы, ценности, установки.

Изучая жаргон несовершеннолетних и молодых правонарушителей, можно понять их взгляд на жизнь, особенности деформации их личности, отношение к своим социальным обязанностям. Прослеживая динамику развития жаргона несовершеннолетних и молодежи, можно яснее представить те социальные процессы, которые имеют место в их среде и питают их противоправное поведение, а также выработать конкретные меры борьбы с преступностью. Нельзя забывать, что уголовный жаргон, как и любой язык, есть носитель традиций, опыта, культуры социальной общности.

Знание уголовного жаргона помогает понять психологию конкретных групп преступников. Ведь одна из функций уголовного жаргона — стремление придать характер кастовости (плановости) жизни и преступной деятельности, обособиться от "чужих". Необходимо помнить о том, что незнание уголовного жаргона сотрудниками правоохранительных органов, специальных воспитательных и исправительных заведений может негативно отразиться на их деятельности. Например, подготовка к побегу из спецшколы, спецПТУ или ВТК, пронос запрещенных предметов, "прописка" новичков, факты мужеложства и членовредительства, а также другие криминальные действия предотвращались бы намного оперативнее и без промахов, если бы те, кому положено, знали уголовный жаргон.

Несведущий человек ничего не поймет из таких случайно услышанных слов, как: чердак, консуль, нутряк, шопник, пеха, скула, каин, семья, хата и т. п. Но профессионалу это многое скажет о преступниках-карманниках, о том, к какой "масти" принадлежал юный преступник, с кем он был связан, перепродавал ли ворованное, действовал в группе или в одиночку, насколько далеко зашло его криминальное развитие.

Однако изучение и знание уголовного жаргона — это предмет особого педагогического исследования.Оно сходно с анализом речевых ошибок учащихся преподавателем русского (национального) языка. Такой анализ проводится не для того, чтобы самому повторять ошибки учащихся, а чтобы воспитывать у них культуру речи.

Уголовный жаргон отличается высокой приспособляемостью к социальной действительности, о чем свидетельствует большое количество синонимов в его структуре, их постоянное пополнение.

Преступность профессионализируется, поэтому уголовный жаргон постепенно приобретает характер профессионального языка. Его словарь составляется из слов, принадлежащих к разным языкам, имеющих наиболее яркое и образное звучание. Развитие интернациональных связей в преступном мире не могло не отразиться на развитии уголовного жаргона. Так, вместо ранее широко употреблявшегося термина "Иван" (обозначавшего главаря банды, шайки), в настоящее время преимущественно используются термины "босс" (от англо. boss — хозяин, шеф, шишка; от нем. der Boss — хозяин, заправила в какой-то организации); вместо термина "кореш" (друг, однокашник), употребляется "кент" (предположительно от нем. kennen — знать, kent — знакомый, известный, не требующий изучения; от англ. kind — род, семейство, родной); вместо "отец" — "пахан" (от нем. die Pacht - непререкаемый авторитет в чем-то).

Уголовный жаргон содержит несколько структурных пластов: выражения и термины, одновременно употребляемые в молодежном и уголовном жаргоне; выражения и термины, одновременно употребляемые в повседневном общении в разных криминальных группах несовершеннолетних и молодежи (воровской жаргон, жаргон рэкетиров, проституток, мошенников, фарцовщиков и т. п.); выражения и термины, употребляемые криминализирующимися лицами в воинской среде (военно-уголовный жаргон); выражения и термины, употребляемые в повседневном общении несовершеннолетних и молодежи при нахождении в закрытом воспитательном и исправительном учреждении, следственном изоляторе, дисциплинарном батальоне и др. (так называемый тюремный жаргон); выражения и термины, употребляемые в "элитарной преступной среде" (язык мафиози и коррумпированных элементов).

Уголовный жаргон быстро проникает в повседневную речь законопослушных подростков, а также в литературный язык. Поэтому было бы неправильным считать, что несовершеннолетние и молодые правонарушители приобщаются к уголовному жаргону только находясь в специальной школе, специальном ПТУ, колонии или следственном изоляторе. В таких заведениях они получают уже повседневную практику его использования, если воспитатели не ведут борьбу с ним. Начало приобщения несовершеннолетнего к жаргону бывает связано с тем временем, когда он учится в средней школе или ПТУ, а иногда еще не ходит в школу. Многие дети-дошкольники, особенно те, у кого родители отбывали наказание, легко понимают и оперируют такими терминами уголовного жаргона, как "мент", "легавый", "мусор", "козел" и другими оскорбительными для работников милиции словами. Овладение уголовным жаргоном интенсифицируется при вхождении подростка в преступную группу, когда возникает реальная потребность в его употреблении.

Следует заметить, что уголовный жаргон легко распространяется среди несовершеннолетних и молодежи. Это связано с его образностью, выразительностью, таинственностью, ироничностью, что привлекает подростков и молодежь. Сравним: слово "убегать" на жаргоне звучит "рвать когти", говорить вздор — "крутить динамо", возводить напраслину на человека — "клеить горбатого к стенке", появиться, прийти — "нарисоваться", уйти, исчезнуть — "слинять". Насмешка, сарказм, колкость, ирония — существенные особенности уголовного жаргона.

Уголовный жаргон применяется и для того, чтобы деперсонализировать личность из "чужой" общности. "Чужие" — это "козлы", "крысы", "помойки", "чушки" и т. п. С помощью жаргона, не прибегая к мату, можно растоптать достоинство человека из числа противников или не входящих в данный клан. Вместе с тем с помощью уголовного жаргона преступники пытаются обозначить наиболее часто встречающиеся в их жизни и деятельности явления, события, действия и поступки, облагородить их, придать им приемлемый или невинный характер. Насильник не говорит, что сидит за изнасилование (ст. 117 УК РФ), он говорит: "Иду по молодежной статье". Преступник, изъясняясь на жаргоне, не скажет, что совершил преступление, ограбил, он скажет: "Сработал дело". Вор не похитил и не украл, а "позаимствовал", "купил". Очень редко говорят: "Я из банды такой-то", а чаще: "Я из команды (экипажа, конторы, бригады) такой-то". Преступники предпочитают обозначать свою преступную деятельность "честными" словами. Этой же линии они придерживаются и при обозначении своего поведения в местах лишения свободы.

Интересно то, что в уголовном жаргоне ни одно слово не произносится нейтрально, а чаще всего с подковыркой, с нескрываемым пренебрежением. Говорящий, как правило, стремится кого-то уязвить, задеть, дискредитировать, "поставить на место". В устной речи пренебрежение и издевка дополняются, выраженной в слове ехидно-ироничной интонацией и такой же мимикой. Поэтому не случайно значительная часть слов уголовного жаргона носит непристойный, бранный характер, особенно, если они высказываются в адрес женщин, работников правоохранительных органов, отверженных людей. Так, женщин легкого поведения на жаргоне именуют "плашкетками", "долбежками", "кошелками" и т. п.; лиц из низов — "чушками" ("чушпанами", "чухонами"), "помойками", "плебеями", "скорлупой", "зеленью", "горохом" и т. п. Эта терминология и нецензурная брань не только режут слух, но и оскорбляют людей, развращают окружающих, снижают уровень их нравственности, разрушают взаимоотношения между людьми, вызывая ответную грубость, хамство, негуманное поведение и поступки. Поэтому столь часты межличностные и межгрупповые конфликты в криминальной среде по этой причине. Нам известен случай, когда один подросток обозвал другого "козлом" (модным сейчас ругательством). На этой почве возникла драка, в которую были втянуты около 10 человек. Ее результат — тяжкие телесные повреждения у трех участников драки.

Опасность уголовного жаргона в том, что через художественную (чаще — детективную) литературу и периодическую печать он входит в повседневную жизнь. Распространителями жаргона являются и лица, прошедшие ГУЛАГ, а такие есть почти в каждой семье.

Уголовный жаргон несовершеннолетних и молодых правонарушителей, как часть воровского жаргона, имеет свою специфику. В силу возрастных особенностей его носителей он употребляется интенсивнее. В нем идет постоянный процесс словообразования. Значит молодежный уголовный жаргон — весьма динамичное явление и борьба с ним — дело не легкое.

Следует заметить, что молодежный уголовный жаргон включает в себя особый подростково-юношеский словарный состав, паразитирующий па словарной базе родного языка и функционирующий за счет его лексики, фонетики, синтаксиса, грамматических законов. Приведем пример, взятый из письма несовершеннолетнего: "Здорово, Серый! Я опять в Академии. Тяну понемногу срок... Хрюня закосил. Антя тоже сюда залетел... Мы в отряде у Кащея... Поп шмонал. Надыбал подогрев в телевизоре. Без подогрева хана... Пока шубы нет, покапай в яму к банкиру и пришли подогрев... Телке скажи, что жду на свиданку... По железке до..., а там в сидальник..., вторая наша... Твой Калян". Предложение здесь "работает" за счет грамматических законов русского языка: падежные окончания, предлоги, союзы связывают слова в предложения; соблюден обычный для русского языка порядок слов. Приведенный отрывок переводится так: "Здорово Серый! Я опять в колонии. Время понемногу идет... Хрюня стал прикидываться (хитрить)... Антя тоже попал в колонию... Мы в отряде у (известного корреспонденту и респонденту) начальника отряда по кличке "Кащей"... Воспитатель устроил обыск... Нашел наркотик в тумбочке... Без наркотика плохо. Пока опасности нет, сходи в притон и пришли мне анашу (наркотик)... Знакомой девушке скажи, что жду на свидание... Добираться к нам так: по железной дороге до станции..., а там в автобус... вторая остановка наша... Твой Николай".

Приведем еще начальную строфу из известного стихотворения тюремной лирики:

"Мае хиляю, зырю — кент,

А за ним петляет мент".

Это в переводе означает:

"Я гуляю, вижу, друг идет,

А за ним следит милиционер".

В обоих случаях налицо жаргонный "вирус", паразитирующий на лингвистических законах родного языка, благодаря чему достигается взаимопонимание в речевом общении.

Паразитическое существование и пополнение словарного запаса уголовного жаргона происходит за счет слов родного языка и других национальных языков путем: использования лексического закона дисфемизмов (обратных эвфемизмов), т. е. образования тропов для замены пристойных, естественных в данном контексте слов, непристойными, вульгарными, грубыми; переосмысления значения слов; употребления слова в совершенно ином значении либо конструирования новых слов.

Мы уже говорили о том, что одним из источников пополнения уголовного жаргона являются национальные языки народов бывшего СССР. Это и понятно, ведь свыше 70 млн. людей бывшего СССР живут на территориях других государств, как сейчас говорят, в положении мигрантов. Несовершеннолетние и молодежь используют и такой модный источник пополнения жаргона как иностранные языки. На такое заимствование влияет факт изучения иностранных языков в школе и ПТУ, но не только это.

Сохраняется и традиционное заимствование слов и терминов уголовного жаргона, например, из тюркских языков: "дори" — лекарство, кокнар" — мак и др.; цыганского: "хилять" — идти; древнерусского: "ксува" и ксива" — письмо, документ, бумага; "хеври" — товарищество; украинского — гаманец" — кошелек и т. п.

Таким образом, пересекая границы, организованная преступность способствует распространению уголовного жаргона, который постепенно становится международным явлением. Часто, несмотря на искажения иностранных или иноязычных слов, восстановить их этимологию не представляет большого труда. Например, в немецком языке — "фрей", в жаргоне — фраер" (свободный человек) (дифтонг "ей" в русском языке произносится как "ай" — "фрай"; "фрай" + суффикс "ер" = "фрайер") "и" не пишется, но произносится. Возьмем другое слово "банхоф", в жаргоне — "бан" "банщик"). Из польского языка пришло слово "куток" (ночлежка) в жаргоне – "закуток".

В настоящее время в уголовный жаргон все больше проникает милитаристская терминология. Вспомним: банды именуются бригадами, отрядами, отделениями, экипажами, командами; главари — командирами, а члены банд — бойцами, пехотой, автоматчиками. Этот процесс берет свое начало в общегосударственном тоталитарном языке, где многие годы общественные события обозначались в милитаристском духе: "битва за урожай", "студенческий десант", "идеологический фронт", "сражение на литературном фронте", литератор — "идеологический боец партии", перо и кисть приравнивались к штыку и т. п. Следует отметить, что в обществе процесс милитаризации общенационального языка не идет на убыль, а в уголовном жаргоне, и подавно, милитаристский дух выходит на передний план, чему способствуют межнациональные конфликты и военные столкновения отрядов национальной гвардии, самообороны и т.п.

В уголовном жаргоне, как и в общенациональном языке времен тоталитаризма, проявляется и механизм компенсации, о котором мы уже говорили, т. е. преступная деятельность обозначается "правильными" или нейтральными словами. Скажите любому грабителю, что он грабитель, он обидится, скажет, что он "штопорило".

Вместе с тем с помощью уголовного жаргона преступники и саморазоблачаются, поскольку язык дан человеку не только для того, чтобы скрывать мысли, но и рассказывать о намерениях, как бы тщательно он их не маскировал. Преступления — это уголовно наказуемые деяния, что хорошо понимают несовершеннолетние и молодежь. Общественное мнение осуждает преступления. А молодому преступнику хочется выглядеть лучше в глазах окружающих. Преступник всегда подозревается в нечестности. "Воры в законе" придумали (в порядке компенсации) категорию "честных", "правильных", "идейных" воров, которые якобы только и пекутся о том, чтобы установить в обществе абсолютную справедливость.

Таким образом, уголовный жаргон, как специфический профессиональный язык, запечатлевает преступный стиль мышления определенной социальной группы населения, и прежде всего — несовершеннолетних и молодежи. Вместе с тем, он разоблачает этот стиль и мстит обществу за прошлое и настоящее. Ведь не секрет, что многие законопослушные лица тоже мыслят на уголовном жаргоне. Это одна из причин криминализации всего населения и прежде всего подрастающего поколения.

Как мы уже отмечали, уголовный жаргон непрерывно развивается. В нем появляются одни и исчезают другие слова, но он по-прежнему обслуживает и будет обслуживать криминальную деятельность людей. Чтобы потеснить уголовный жаргон из речевой культуры надо изменить образ мыслей всех людей. Нужно сделать мак, чтобы они не "доставали" какую-то вещь, а покупали ее, чтобы не "давали на лапу", а оплачивали услуги по закону. Тогда сфера функционирования уголовного жаргона будет сужаться, его терминология будет заменяться словами общенационального языка.

Одной из причин динамизма уголовного жаргона является не только динамизм самой преступности, но и двусторонний процесс проникновения отдельных слов из уголовного жаргона молодежи в обычный разговорный и литературный язык, и, наоборот, из литературного и разговорного языка (например, молодежного сленга) — в жаргон. Идет процесс, в котором сталкиваются различные языковые потоки: язык бюрократов и приверженцев тоталитаризма, язык профессионалов-уголовников, молодежный сленг, разговорный и литературный языки, иностранные языки и т. п. В этих условиях ушедшие из уголовного жаргона в разговорный и литературный язык жаргонные слова заменяются новыми, "засекречивающими" те или иные "рассекреченные" виды криминальной деятельности, события, явления, предметы и т. п.

Использование условных звуковых сигналов в криминале

Для взаимной связи и обмена информацией преступники, в том числе несовершеннолетние и молодежь, используют условные звуковые сигналы (постукивания, похлопывание, щелчки). Они применяются при опасности. Звуковые условные сигналы на жаргоне получили название "касперн" (ударить). Их породила практика уголовного расследования, особенно при очных ставках, когда преступник подавал сообщнику сигналы:"молчать", "говорить неправду", "все отрицать", "брать вину на себя" и т. п. Как средство общения, условные звуковые сигналы используются сегодня в специальных школах, специальных ПТУ, воспитательно-трудовых и исправительно-трудовых колониях, чтобы предупредить членов сообщества об опасности проговориться, раскрыть замышляемое нарушение режима; призвать к бойкоту по отношению к воспитателю, учителю на уроке или проверяющему.

В современных условиях "касперн" как самостоятельная и общепризнанная система звуковых условных сигналов связи и общения не существует. Чаще всего он имеет вид узкогрупповой договорной системы сигналов: например, "молчать " — один щелчок пальцами, "говорить неправду" — два щелчка. В другой группе или системе межличностного и межгруппового взаимодействия сигналом к молчанию может послужить постукивание одной рукой а сигналом "говорить неправду" — постукивание другой рукой по колену, или же постукивать, положив одну ногу (например, правую) на колено левой ноги и т. п.

Нелегальные способы общения вызывают к жизни те режимные ограничения, которые существуют в исправительных и закрытых воспитательных учреждениях. Чем строже режим, тем более развитыми и изощренными становятся способы взаимодействия несовершеннолетних и молодежи, тем тщательнее бывает отработана "технология" передачи и приема информации. "В камере все известно. Черт его знает, как туда все... известия доходят, а только доходят...".

Эти способы общения в современных ВТК, спецшколах и спецПТУ почти не встречаются. Исключение составляют перекрикивания подростков и молодых людей с родственниками и знакомыми, прибывшими на свидание, в случаях, когда по каким-то причинам свидание не предоставляется. Однако в тюрьмах и следственных изоляторах лица, лишенные свободы, прибегают к такому же общению достаточно часто. Заключенный И., только что помещенный в одиночную камеру за участие в изуверстве над новичком во время его "прописки", симулировал невменяемость и стал выкрикивать набор цифр, случайные слова, подражать крикам животных. Ему ответили из соседней камеры. Было установлено, что шел обмен информацией. Подражание крикам животных обозначало клички лиц, которым следовало передать информацию, набор случайных слов "инструкции" о том, что надо сделать, а цифры — срок лишения свободы.

Еще пример, подросток К., находясь в пересыльном отделении, попросил дать ему в камеру гитару и стал петь под ее аккомпанемент. Через некоторое время выяснилось, что он сообщал подельникам о своем местонахождении, а также об обстоятельствах провала и тех, кто их выдал. К. учел, что пение песен, не относящихся к уголовной лирике, заключенным не запрещено. По песням лица, содержащегося в Орточальской тюрьме (г. Тбилиси), определяли местоположение интересующих их людей: "...И вдруг во мне словно разлилось что-то теплое и горькое, обожгло каждую жилку, каждую клетку моего тела и собралось в сердце глухой, ноющей болью... Пел Шошиа, Шошиа Гогладзе пел в корпусе осужденных... и вся тюрьма, затаив дыхание, внимала его печальной песне".

Описанные способы обмена информацией посредством песен и перекрикивания были подвергнуты нами специальному изучению, которое было проведено в 1959-1970 г. на материалах указанной тюрьмы. Лица, содержащиеся в тех помещениях, где окна выходили во внутренний дворик и, казалось бы, были наглухо изолированы от внешнего мира, обменивались информацией с находящимися на свободе родственниками и знакомыми с помощью перекрикивания, песен и зрительных сигналов. На горе Орточало, у подножья которой расположен следственный изолятор, родственники установили постоянные посты, с которых криками и зрительными сигналами передавали информацию тому или иному заключенному. Эту информацию принимали все осужденные и заключенные, окна камер которых выходили на гору. Эта информация передавалась лицам, содержащимся во внутренних камерах, на прогулках, через работников хозчасти, путем перестукивания, при посещении библиотеки и бани. Так, к заключенному Д., находившемуся в блоке для подследственных, одна и та же информация поступила сразу от 9 лиц, поскольку в соответствии с тюремными традициями, любое лицо, лишенное свободы, обязано передать информацию, которой он владеет, по назначению.

Наиболее распространенная система неречевого общения в преступной среде прошлого это перестукивание ("тукование", т. е. условная передача букв, составляющих слово) по стене, трубам центрального отопления или канализации с помощью азбуки Морзе или специальной числовой таблицы.

Из истории тюрьмоведения хорошо известны меры борьбы с перестукиванием. Это: постройка глушителей в виде тройных стен по так называемой Шекской системе; установка башенных часов с резким стуком маятника: установка в коридорах корпусов трещоток и сирен, включаемых надзирателями во время перестукивания; разобщение лиц, знающих азбуку и технику перестукивания по камерам и т. п.

Так шла борьба заключенных с администрацией тюрем, пытавшейся изолировать осужденных от внешнего мира, заставить их замолчать. К перестукиванию преступников побуждал недостаток социальной и сенсорной информации при одиночном и камерном заключении. Применение подобных мер ограничения общения осужденных между собой сегодня противоречит "Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными", принятыми ООН. Даже в одиночном содержании осужденный не должен лишаться необходимой сенсорной и, главное, социальной информации. Он посещает школу, участвует в коллективном труде, с ним проводится культурно-массовая работа. Он выписывает газеты, журналы, слушает радио и даже смотрит телевизионные передачи и т. п. Поэтому лица, лишенные свободы, в современных условиях, как показывает опрос, редко прибегают к перестукиванию как способу общения. Он чаще имеет место среди подследственных и подсудимых, пытающихся получить информацию, которая могла бы оказать влияние на следствие и суд, а значит и на облегчение участи. Перестукивание встречается в помещениях камерного типа, при отбывании наказания в тюрьме.

Однако условия содержания в следственных изоляторах в настоящее время настолько плохи, что там и изолировать-то как следует арестованных невозможно, поскольку камеры бывают переполнены. "В одиночках сидят по 5–6 человек. В камерах на 25 мест живут по 50–60 арестованных. В ряде камер (речь идет о знаменитой Московской Бутырке) спать подследственным приходится по очереди. В определенный час ночи один "лишний" (вдоволь начитавшись советских газет) идет будить другого". В этих условиях заключенные мечтают об одиночке или о том, чтобы их поскорее отправили в "зону". Но это не означает, что избыток социальной информации, постоянное нахождение в массе людей не побуждают их к тайному общению. Просто способы такого общения становятся другими.

Отсутствие практики перестукивания ведет к утрате данного навыка и, так сказать "депрофессионализации" правонарушителей в данной сфере тюремного общения. Таким образом происходит отмирание одних важных атрибутов лишения свободы и появление других.

Расскажем о том, как одно "нововведение" тюремного начальства в ВТК подтолкнуло несовершеннолетних и молодых преступников к поиску путей тайной передачи и получения информации. В 70-е годы в ВТК стало практиковаться предоставление краткосрочных свиданий "через стекло". Делалось это для того, чтобы уменьшить поступление в "зону" запрещенных предметов и денег. Родственники, прибывшие на свидание, входили в будку, типа телефонной, а с другой стороны в такую же будку входил несовершеннолетний. Переговоры велись по специальному устройству типа телефона. Оно прослушивалось дежурным контролером комнаты свиданий. Передать что-либо запрещенным стало невозможно.

Такие способы свиданий и до сих пор применяются в ряде ВТК. А ведь еще на заре советской власти старые Российские тюрьмоведы решительно выступали против предоставления свиданий в отгороженных решетками металлических клетках, не позволявших преступнику и лицам, прибывшим на свидание, соприкасаться друг с другом. С современных позиций такая практика является нарушением прав личности, ущемлением ее достоинства. Психологи утверждают, что такие свидания исключают очень важный, особенно для несовершеннолетних, тактильный канал общения (соприкосновение, взаимное поглаживание, ласка и т. п.) Если свидание длится, например, три часа, то при постоянном письменном общении несовершеннолетнего с родными примерно через 40–50 минут словесно-информационная сторона общения исчерпывает себя. В течении трех часов вести непрерывный разговор невозможно. Для подростка, да и для родителей, важно другое: чтобы мать могла обнять своего ребенка (пусть уже не маленького), приласкать его. А при таких свиданиях это исключается. Недостаток тактильного общения влияет на развитие личности подростка, огрубляет его, печально сказывается и на родителях. Заметим, кстати, что такое общение мужа с женой просто кощунственно.

Однако исключение тактильного канала общения не прекратило поступления в колонию тайной информации от родственников и от осужденного к ним. Информация стала передаваться иносказательно, намеками, а главное — более активно стали использоваться жесты и мимика, "гонцы" (связные из числа вольнонаемных), переброска предметов в производственную зону и т. п.

Визуальное тайное общение

В последние годы все большее распространение в специальных учебных заведениях и ВТК, а также у подростков и молодежи на свободе получает визуальное тайное общение: язык жестов, позы, пантомимы, мимики.Этот язык сходен с общением посредством азбуки жестов у глухонемых. Такое общение особенно распространено у некоторых категорий преступников. Речь идет о "наперсточниках", профессиональных картежных игроках, мошенниках, вымогателях, "кидалах", проститутках. Не все знают суть такой науки, как семиотика (наука о знаках и знаковых системах), но пользуются ею практически все. Например, при встрече со знакомым, спрашивающим нас: "Как дела?" мы нередко обходимся без слов, а просто поднимаем вверх большой палец: "Все отлично!". Даже непьющим известны жесты алкоголиков: большой палец вверх, мизинец — вниз при остальных поджатых пальцах означает: "налей 200 граммов"; щелчок по шее — "заложил за галстук". У проституток есть жесты, означающие: я стою столько-то, согласна удовлетворить клиентов; не согласна, поищи другую дуру и т. п.

Всем известно "братство" автомобилистов: мигание фар встречной машины предупреждает о том, что впереди пост ГАИ, или: "Впереди опасный поворот", а при обгоне: "Остановись, проверь крепление груза" и т. п.

В обыденной жизни если, к примеру, собеседник вас не слышит, а вы хотите передать ему крайне неприятную информацию, в вашем распоряжении есть целый набор жестов. Ими охотно пользуются "звезды" на футбольных полях в общение со зрителями на полях соперника. Переход на рыночные отношения заметно обогатил нашу "кассу" жестов. От ругательств мы переходим к деловым контактам. А поскольку наш рынок не так богат товарами, то всего несколько жестов хватает нам для перечисления ассортимента".

Средства и способы передачи информации партнерами при игре в карты

Способы тайного общения в криминале

В данной таблице мы привели лишь основные позиции как средство передачи информации. А ведь каждая позиция имеет множество оттенков. Так, затушить сигарету можно разными способами: "тычком" в пепельницу, несколькими "тычками", "закруткой" и т. п. Пепел можно стряхнуть одним ударом пальца или частым постукиванием. Вариантов по всем позициям великое множество. А ведь из приведенных 27 позиций ("букв") можно создать любую комбинацию и передать партнеру информацию любой сложности, не привлекая внимания соперников по игре.

Прежде всего передается информация о том, какие масти имеются на руках, сколько и каких козырей, с какой карты желательно ходить и под кого, делать или нет "пас", какую сумму поставить "на банк" и т. п.

Визуальные средства сообщения наиболее широко распространены у глухонемых преступников. В Москве существует "центровая" столичная "тусовка" глухонемых. Преступные группы глухонемых есть и в ряде других городов. Основные виды их деятельности — фарцовка, спекуляция валютой, карманные кражи, рэкет, спекуляция спиртным. Преступные деяния этой категории лиц характеризуются особой жестокостью, полным пренебрежением к чужой и своей жизни. Специалисты-дефектологи находят этому объяснение в особенностях формирования личности, проистекающих от глухоты. С раннего детства из-за запаздывания речевого развития у таких людей медленнее и хуже развиваются абстрактное мышление, воображение, память, система моторного торможения. Все это существенно влияет на формирование личности. Число жестов ограничено, контрастных (хорошо — плохо) хватает, а оттенки передать труднее. Схематичность языка жестов вызывает обратную связь: с трудом усваиваются и сами представления, понятия. Отсюда — ограниченность мышления и чувств. Глухим непонятна чужая, да и своя, боль. Особенно это заметно на молодежи.

Самое интересное, что ряд преступлений просто нельзя совершить, если окружающие не знают хотя бы некоторых жестов глухонемых. Действительно: как сказать о цене спиртного, об обменном курсе валюты при спекулятивной сделке, цене краденых вещей, суммах, вымогаемых рэкетирами. В отдельных случаях приходится прибегать к языку письма, но в большинстве случаев жертвы понимают и некоторые жесты глухонемых.

Собственно говоря, язык глухонемых не является тайным. Беда в другом: в среде работников милиции нет лиц, которые в совершенстве владели бы языком глухонемых. "Была раньше переводчица, одна на всю московскую милицию, но теперь она на пенсии". Разве это не странно? Ведь глухонемые разговаривают на официальном языке жестов и мимики. Жертвы их понимают, а милиция — нет. Что уж говорить об изучении и знании "языка карточных игроков", которым в нашей стране, как нам известно, никто не занимается. Оперативные работники годами накапливают индивидуальный опыт, а когда уходят на пенсию — молодежи приходится начинать с нуля.

К кодированию содержания письма лишенные свободы прибегают, когда есть опасность его перехвата и когда в письмах содержится информация, разглашение которой может навредить им. Для кодирования чаще всего используются простые способы: намеки отдельными словами в тексте; воспоминание о фактах и событиях, известных только адресату и способных навести его на нужную мысль; иносказание, использование различных пометок и знаков на полях; особым образом заделанная подпись и другие реквизиты письма.

О сложных способах кодирования с использованием "симпатических" чернил, шифров, криптографа, решеток (шаблонов) и условного алфавита, весьма распространенных в местах лишения свободы в царской России и передаваемых по традиции от одних осужденных к другим, в современных условиях, и особенно среди несовершеннолетних и молодежи, мы сведений не имеем. В редких случаях правонарушители прибегают к созданию законченных систем кодирования. Это вовсе не означает, что подростки и молодежь сегодня проявляют меньше тюремной хитрости, изобретательности и находчивости в поисках каналов и способов нелегального общения. Просто они не видят в этом необходимости.

С ужесточением условий содержания, ограничением возможностей общения (например, с введением когда-то локальных зон и делением колоний на своеобразные "колонии в колониях") ожила система нелегального письменного общения, стали возрождаться и изобретаться способы обмена информацией и взаимодействия с использованием современных возможностей человеческого разума и техники. Это хорошо видно по тем волнениям что произошли в последние годы в тюрьмах, колониях, следственных изоляторах, связанных с захватом заложников, сложным распределением обязанностей между осужденными и заключенными, находившимися в разных камерах и т. п. Сегодня даже помещение "авторитета" ("бугра") в дисциплинарную комнату порождает импульс к тайному общению, обмену информацией с ним, осуществляемому его приверженцами.

Записки передаются из корпуса в изолятор с помощью "коня" (капроновой нитки), выстреливаются из специального приспособления и т. п.

Особенно способствует совершенствованию тайного письменного общения рост наркобизнеса и теневой экономики. Мафиозные структуры в этих сферах преступности характеризуются особой корпоративностью и сложной многоступенчатой организацией, где письменная связь используется лишь в исключительных случаях, чтобы не оставлять улик, и обязательно зашифрованная.

"Семафор" или ручная "феня"

Способы тайного общения в криминале

Способы тайного общения в криминале

Способы тайного общения в криминале

Способы тайного общения в криминале

Подписаться на новые темы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!